Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сонгфик (список заголовков)
20:06 

THE LOVE IS DEATH: BURY ME DEEP INSIDE YOUR HEART

think positive...think thirty!!!
- Название: THE LOVE IS DEATH: BURY ME DEEP INSIDE YOUR HEART
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: deathfic, songfic HIM - BURY ME DEEP INSIDE YOUR HEART
- Персонажи и пейринги: Tomo Milicevic; героиня без имени; POV героини
- Рейтинг: G
- Статус: закончен

« Здравствуй мой нежный и родной.
Это первое мое и последнее письмо к тебе. Это наше прощание…не навсегда…на время. Помнишь…наше знакомство? Зима.… Катастрофически не переношу зиму,…но эта…ознаменовалась тобой.… Я назвала ее твоим именем… Томислав. Несколько встреч, ночи, жаркие настолько насколько холодными были дни той суровой зимы. И ты… Солнце мое.…Сияешь, освещаешь эти тусклые дни.… Глаза, Господи, казалось, что особенного – карие глаза,… но этот взгляд, прожигающий душу, пожирающий ее.… Стоит только успокоиться и разложить в душе все по местам, как твоя улыбка вновь ураганом сметает все… Больно, больно и трудно вновь вспоминать и переживать все в своем сознании, но это будет на пользу тебе. Все зашло слишком далеко, и…я разрушаю тебя. Это было изначально для тебя приключением, ты хотел почувствовать вкус жизни, но через месяц это перестало даже отдаленно напоминать игру. Ты стал чаще срываться на членов вашей группы, постоянные перепалки с Джаредом. Я видела, я чувствовала, что я всему виной… Ты им нужен. Джаред не переживет ухода, больше не переживет.… Сначала Мэтт. Теперь ты? Нет. Ты нужен им больше чем ты думаешь...а я… я исчезну… потому, что люблю, потому что переживаю и желаю лишь счастья…прошу позволь мне исчезнуть, и

Let me never see the sun
And never see your smile
Let us be so dead and so gone
So far away from life


А ты… ты тоже любишь, я знаю, пусть и молчал и поэтому поймешь мою просьбу. Погреби меня глубоко в своем сердце, чтобы никто не достал и забудь, чтобы никто не мог заставить вспомнить и живи.… Но…я обещаю, мы будем вместе, ведь

All I ever wanted was you, my love
You...all I ever wanted is you, my love
You’re all I ever wanted, just you


Пусть даже за миллион километров отсюда, пусть даже в другой вселенной… Мы встретимся в другой жизни. Я обещаю тебе. Believe me. »

- I believe you


Я исчезла из твоей жизни, но душой всегда была с тобой и в горе и в радости (…пока смерть не разлучит вас…), но в нашем случае все наоборот…смерть есть любовь. Теперь я жду, жду этого момента, когда вновь сгорю под твоим взглядом, когда улыбкой вновь перевернешь мою душу,…когда все снова будет, когда мы снова будет вместе. Жду, терпеливо, не настойчиво, чтобы раньше времени не забрать тебя… у них…

Через много много лет где-то на небесах


- Я же говорила, мы будем вместе
- I know… I love you…


22 июля 2009 г.

@музыка: HIM - BURY ME DEEP INSIDE YOUR HEART

@настроение: .....

@темы: фанфикшн, сонгфик, гет, Томо Милишевич, 30 Seconds To Mars

20:21 

A PHOTOGRAPH OF YOU AND I

think positive...think thirty!!!
- Название: A PHOTOGRAPH OF YOU AND I
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Drama, angst, deathfic, songfic 30 Seconds To Mars - Was It A Dream
- Персонажи и пейринги: POV Jared Leto; Shannon Leto
- Рейтинг: PG
- Статус: закончен
- От автора: просто обожаю этот фик...за то что он есть)))))))

Джаред лежал в комнате-вселенной, открывая и закрывая глаза.
«Темно. Красная комната. Темно. Желтая комната. Темно. Сине-черный… бред, это все бред в моей голове. Я не могу найти…»
Эта комната позволяла ему перемещаться в пространстве, оказываться в самых дальних уголках вселенной и своей души.
«…Темно. Комната, его комната, все стены в фотографиях. Где только ты и я. Где только самый важные, самый дорогие воспоминания о тебе. Моя память – это всё, что осталось мне от тебя, фотографии и память. Теперь ты живешь в одной из них… надо найти, надо вернуть тебя…»
Джей начал бегло осматривать фотографии, полагаясь на чувства, которые, как он предполагал, остановят его возле нужной.
«Детство. Юность. Вся жизнь. И ты обещал всегда быть рядом. Ты не мог обмануть. Ты не мог соврать…»
Он поднял глаза к потолку, чтобы не заплакать и заметил что весь потолок тоже оклеен фотографиями.

A photograph of you and I…
In love…


Возле одной фотографии сердце его защемило, и он понял, тут. Именно здесь его брат.
Совсем недавнее фото… Томо дорвался до фотоаппарата.

«Так. Так. Давайте. Давайте. Фото для истории. Ну ка сгруппировались. Шенн ну что ты как не родной? Будто он и не брат тебе.… Вот так»


«…Щелчок. Яркая вспышка. Ты обнял меня так крепко, будто боялся потерять. Но я ведь здесь, с тобой всегда.… Как и обещал.… А ты…»
Снял со стены фотографию и тут же все остальные полетели на пол, обнаруживая серые бетонные стены.
Джаред прижал фотографию к груди, свернулся калачиком на кровати и сильно зажмурился.
«…Темно. Комната, наша студия. Шеннон!!...»
- Шенн. – пробормотал он сонным голосом
- Хей, бро. Уснул? Дааа, сегодня ты явно перетрудился, – он показательно держал в руках кипу исписанных листков бумаги. – О! вот еще один.
«…Шеннон. Самый старший в группе. Самый ответственный. Самый заботливый. С детства он заменил отца. Оберегал. Любил. Помогал…и никогда не обманывал»

« - Шенн? А ведь мы все умрем?
- Да, Джей, все люди когда-нибудь умирают, но не скоро. А через много, много, много, много лет. А пока я всегда, всегда буду с тобой дружище…»


- Всегда, всегда…
- Что?
- Нет, ничего, Шенн. Шеееенн… - на глаза Джареда навернулись слезы, больше не было сил сдерживаться.
- М-м-м – отозвался Шеннон, оглядывая наведенный в комнате порядок.
- Шеннон. Останься, прошу, останься. Со мной. Навсегда. Пожалуйста.
- Джей, тебе надо отдыхать, ты гробишь себя. Поспи.
- Шенн, ну прошу тебя, не уходи. Это неправильно, все неправильно. Так не должно быть.
Шеннон сел рядом, положив голову брата себе на колени.
- Эй, ну что ты. Я всегда буду с тобой. Всегда буду рядом. Вот здесь, - он дотронулся до лба брата. – Пока ты будешь помнить, я буду жить. Я буду рядом, и все также буду оберегать тебя. А теперь засыпай, ты устал.
- Нет, нет… - он пытался сопротивляться сну, но это было сильнее него, и Джей провалился во мрак своего сознания.
Зажмурился.
«…Темно. Опять та же комната…»
Пол усыпан фотографиями. Три стены разрисованы всеми цветами радуги, а у четвертой, все так же серой бетонной стены стоял гроб.
«…Красное дерево и твоя роспись-молния выжжена в правом нижнем углу, выжжена в моем сердце…
Поднял крышку… Ты… Шеннон… Шенни…
Отвел взгляд, больше не сдерживаю слезы, волна электрической боли по телу, судорожное биение сердца… холодный пот и горячие слезы,… а ты…
Невозмутимо белое лицо, невозмутимо черный костюм, невозмутимо красная обивка гроба…
Легкость ангела в твоих чертах и…Улыбка? Да. Едва заметная на бледных холодных губах. Темные пятна век скрывают твои кристаллы, чистые чайные глаза… теперь уже навсегда.
Руки сложены на животе, на уровне дыры от выстрела.
Ну зачем? Ну чем ты полез геройствовать? Он бы не выстрелил. Он бы не выстрелил, слышишь?.. Все неправильно, неправильно и глупо. Также как и этот желтый мак между твоих пальцев.

Was it a dream ?.. .

Это сон, всего лишь, глупый страшный сон…

… Was it a dream?...

Сон… мое больное сознание, это ловушка…

…Is this the only evidence that proves it…

… в которую я сам себя загнал

…A photograph of you and I –

моя единственная память о тебе»


Он поднял с пола первую попавшуюся фотографию, поднялся и положил ее рядом с…

«Белый? Но… как, же… хотя, все равно»

…белым маком не груди Шеннона, потом он лег на кровать и зажмурился.
«Темно. Звук дождя в голове. Желтая комната. Темно. Голубая комната. Темно. Снова эта комната. Только… пусто. Краски со стен смыты дождем и слезами, цветные размазанные подтеки. Надвое порванные фотографии, надвое порванная жизнь, пополам разорванное сердце…
- Возьми. Забери себе половину, только не исчезай, бро. Не помогает. Тебя все равно больше нет.
Только ноющая боль и пустота в самой глубине, там, где раньше было счастье.
Раскаты грома где-то вдалеке. И твоя роспись-молния рассекает полуночное небо. Теперь только так. Теперь так навсегда. Но зато я знаю, что ты есть, что ты помнишь и ты любишь меня, бро…


13 августа 2009 г

@музыка: 30 Seconds To Mars - Was It A Dream

@настроение: .....

@темы: фанфикшн, сонгфик, гет, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

23:49 

БЕЗ ТЕБЯ

think positive...think thirty!!!
- Название: БЕЗ ТЕБЯ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Angst, drama, deathfic, slash, songfic 30 Seconds To Mars - Echelon ; 30 Seconds To Mars - A Modern Myth
- Персонажи и пейринги: POV Jared Leto; Shannon Leto
- Рейтинг: R
- Статус: закончен

Холодный зимний день. Очередной холодный зимний день.
Иду по улице закутавшись в пальто и поглубже спрятавшись за воротник. Черт, а сегодня холоднее, чем обычно. Прибавил шагу – так легче думать. Вот только о чем? Все осточертело, как заевшая пластинка. Одно и то же – люди, среди которых нет тебя, улицы, на которых нам больше не встретиться, жизнь, которую я похоронил вместе с тобой. Почему? Зачем ты ушел? Пытаюсь понять. Миллион рассуждений ни о чем. Миллион мыслей и ни одной правдивой, а ведь все предельно просто – ты с тем, кто любит тебя сильнее. Просто, но не для меня. Я, я любил тебя сильнее всех, только я понимал тебя, знал тебя…настоящего! Но где-то я ошибся. Где? Теперь у меня есть ровно столько времени, сколько нужно чтобы это понять.
Поднял лицо к небу. Снег. Нежный и легкий. Так похож на сахарную пудру на рождественском торте. Бабушка Руби пекла торты каждое рождество и…каждое рождество мы встречали вместе… все же было так хорошо.
Свернул с центральной улицы. Переулки, дворы. Твой дом. Квартира на третьем этаже. Наматываю круги вокруг твоего дома и опять снова и снова вижу тебя во всем,…я скучаю Шенн,…знаешь я так и не научился жить без тебя. Вглядываюсь в окно в надежде вновь увидеть в нем свет, свет спасительного маяка, свет дарящий тепло и умиротворение душе, знак того, что все хорошо, а вместо него лишь темнота, пустая холодная темнота, разрывающая мозг, проедающая глазные яблоки, заставляющая душу выть пронзительным воем волка-одиночки. Брат-волк погиб, а мне остается только выть, оплакивая его тело. Слез больше нет лишь хриплый стон души. Прошло так много времени. Прошло 3 года без тебя, 3 года в полном забвении, в каком-то пространстве. Я затерялся меж миров.
И снова в полном опустошении возвращаюсь домой. Такой холодный. Скорее склеп, чем уютная квартира.
Заваливаюсь на кровать, поджимая руками колени к груди. Покачиваюсь вперед-назад. Полная тишина в голове – куда исчезли вдруг все мысли. Страшная одинокая тишина и никто не придет…больше…и никто не спасет…уже никогда… Тебя нет! А кто они такие?! Лишь тени, лишь твои подобия, подобия настоящего человека.
Так ко мне незаметно подкрадывается Морфей и утаскивает за собой в царство снов.
Опять всякий абстрактный бред – пазлы прошлого… твое дыхание, голос, легкое касание в ответ на исцарапанную мной твою спину, обжигающий взгляд и шепот вдоль позвоночника, чувствую движение твоих губ… Очередная ночь из прошлого в твоих объятиях, очередная моя слабость. Ты – моя слабость, возможность быть с тобой – моя слабость, твоя животная дерзость – моя слабость.
И потом снова:
7 000 000 раз сожалеть о сделанном; 600 000 раз осознавать свою глупость; 50 000 раз ненавидеть себя за слабость; 4 000 раза ненавидеть твой взгляд; придумать 300 способов покончить с нами; 20 попыток выкинуть тебя из памяти; и всего 1 телефонный звонок и одна короткая фраза из «тех самых трех слов», чтобы вновь вернуть все к жизни, вновь вырвать себя из реальности, ощутить весь букет эмоций и чувств.
«Ты живешь, пока ты чувствуешь…» все время говорил мне Шенн.
Сотни миллионов километров дорог и бездорожья, лесов и каньонов и одинокий крик где-то на самом краю света:
– Я люблю тебя, Шеннон!

14 сентября 2009 г.

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

01:26 

NIGHT REFLECTIONS

think positive...think thirty!!!
- Название: NIGHT REFLECTIONS
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: поэзия...
- Персонажи и пейринги: POV Shannon Leto; Jared Leto, ну и мельком так подружка Шеннона
- Рейтинг: G
- Содержание: вообщем, чтобы вы все поняли правильно, у Шенна здесь есть девушка, но он все равно по первому зову мчиться к Джею...
- Статус: закончено
- От автора: это мое первое приличное марсианское стихотворение)))) мой дебют...или неужели это возвращение к поэзии....


Ночь. Крик. Хлопнув дверью, сбегаю из дома
Опять... мчусь на "монстре" сквозь дымку времен
Срывая все маски, разбив все оковы
От боли любовью его огражден.

И ей не понять, не дано ей увидеть
В его глазах солнце за облаком льдин.
И ей не судить нас за наши желанья
Что мы две частицы единой души.

Он хрупок, но прожил наверно сто жизней.
Для всех он один и для каждого свой -
Кому то он боль, нежность, счастье, разлука
А мне... для меня он мой маленький бро.

Ночь. Снова звонок от него. Я сбегаю.
За фениксом мчусь к горизонту огня.
Взрывая пространство, осколки метая...
Быть может я просто бегу от себя?


4 октября 2009 г.

@темы: стихи, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

18:12 

ПОКА МЫ ЛЮБИМ

think positive...think thirty!!!
- Название: ПОКА МЫ ЛЮБИМ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Vignette; Slash; Lime; Songfic Skillet - Under My Skin
- Персонажи и пейринги: POV Jared Leto; Shannon Leto
- Рейтинг: R
- Статус: закончено


Падаем,… снова падаем с самой вершины на самое дно бездонного неба. На самое дно всечеловеческой морали и нравственности. В самую глубь чернеющей Вселенной.
Ладонь в ладонь.
Глаза в глаза.
Пока мы есть. Пока мы любим.
И снова все как в первый раз. Дрожь и желание, рождающееся, где то внизу живота и давящее изнутри на все тело. Страсть и страх.
И такое родное и успокаивающее:
- Не бойся. Все хорошо, любимый. Я рядом.
«Я рядом» как замена «я тебя люблю». Даже что-то больше. Для нас. В ней больше любви, больше искренности, больше уверенности. И он действительно здесь, действительно рядом.
И падать теперь, не страшно, зная, что он подхватит меня, а ежели нет, то заботливо поднимет, отряхнет с колен звездную пыль и поведет дальше по Млечному Пути за собой.
След в след.
Ладонь в ладонь.
Рядом. Всегда. Пока не станет мира. Пока не наступит тьма. Пока он рядом. Мой брат.
Пропасть ото всех. В нашей Вселенной. На нашей тайной звезде. Тайной планете под названием «Неправильная любовь». Ну и пусть. Здесь только мы.
Ладонь в ладонь.
Глаза в глаза.
Пока мы в это верим.
Капли пота, словно звезды. Касания – контуры созвездий.
Ласки длиною в жизнь. Поцелуи длиною в вечность. Вечность длиною в любовь.
Пока ты рядом. Пока ты хочешь. Завишу, черт, да, я завишу от тебя. От твоего желания. От этой боли. От магмы-страсти вокруг нас. И потом объятий моего старшего Марса. Нежных. Теплых. Любящих. Брат. Мой брат. Только мой.
Пока мы есть.
Пока мы живы.

14 октября 2009

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, драбл, Шеннон Лето, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

11:05 

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ КАК ПАХНУТ ОБЛАКА?!

think positive...think thirty!!!
- Название: А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ КАК ПАХНУТ ОБЛАКА?!
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Vignette (ой, что-то я на них подсела); Slash; Romance; мэй би ООС; Songfic Yann Tiersen - Comptine Dun Autre Ete-LApres Midi
- Персонажи и пейринги: POV Tomo Milicevic; Shannon Leto
- Рейтинг: PG
- Статус: закончен
- От автора: очередной романтический психодел....а я хочу Deathfic(((....ну в принципе получилось не плохо)) читается медленно под музыку, представляя все о чем читаете...)))



Осень. Холодный коктейль из нежного листопада и солнца меж ветвей. Все так просто. Так до дикости старо. Лето. Осень. Зима. А почему бы не наоборот. Хотя бы раз для разнообразия.
Шаркаю ногами по листьям, слышу их шепот. Они говорят о зиме, они говорят о тебе. Ведь ты был здесь вчера. Ты часто бываешь в этом сквере.
Помню, как впервые увидел тебя, такого задумчивого, ты смотрел, куда-то сквозь, а пальцы наигрывали какую-то мелодию, или отбивали очередной ритм. Потом ты сказал, что ты просто жил. Теперь я понимаю, о чем ты говорил тогда. О жизни души, о жизни мысли. Так странно, со смертью природы оживает мечта. Кто-то сказал, что осенью чувства засыпают, нет, они свежи и пахнут дождем и облаками.
А знаете ли вы, как пахнут облака?!
Решил, что пойду к тебе. Снова.
…И снова Джей ничего не узнает…
Стук в дверь. Молчание. Лишь слышу мелодию. Слишком знакомая, чтобы суметь вспомнить, слишком чужая, чтобы суметь забыть. Ты снова сел за фортепиано.
Вхожу тихо, боясь прервать твою игру.
Закрываю глаза и вдыхаю запах облаков. Он здесь повсюду.
Пустота, наполненная тобой и осенью.
И все это моя жизнь…
И все это всего лишь твоя игра. Всего лишь звуки фортепиано по комнате. Всего лишь нежный листопад и бабочки, слетающие с твоих ресниц.
А потом… только дымка карамельного забвения. Не отрываясь от игры…
Легкие касания твоей кожи и целый мир под моими губами. Дыхание как сон снежных вершин.
Нежность и закат на двоих в ответ…
…И снова Джей ничего не узнает…


24 октября 2009 г.

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, драбл, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

15:32 

Всего лишь сон в окне зимы...

think positive...think thirty!!!
- Название: Всего лишь сон в окне зимы...
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: поэзия...
- Song: Yann Tiersen - La Valse D'Amelie (Orchestra Version)
- Рейтинг: G
- Статус: закончено
- От автора: два разных мира...слишком похожие судьбы...и маленький рыжий котенок на окне...


Всего лишь сон в окне зимы
Умрет, никто и не заметит...
Лишь слезы 35 минут
Все смоют начисто столетия...

Уйдешь, но не закроют дверь
Вернешься, но никто не встретит.
Лишь ветер хлещет по щекам
Туман срывает листья плетью

Заметить осень меж ветвей
Оно не греет! Нет, не греет!
Исчезло завтра во вчера
И гибнет снег, когда теплеет...

Вдохнуть последний раз мороз
Вальс Амели сквозь дыма стон
А лепестки сакуры дивной
Слетали в мертвую ладонь...


8 января 2010 г

@темы: стихи, сонгфик, оридж

10:16 

39 Февраля

think positive...think thirty!!!
- Название: 39 Февраля
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Original, Songfic - трилогия MUSE - EXOGENESIS
- Рейтинг: G
- Статус: закончено
- От автора: все же решилась выставить этот бред... p.s. я все еще ищу разгадку....



Зеленое солнце в ярко-фиолетовой оправе. Очередной абсентовый закат. Жить лишь ароматом 39той звезды и нежно-красно-синего снега. Так просто заснуть, и проснутся в янтарном сознании, частички которого миллионами огней на горизонте.
Город.
Мертв.
Ветер и мороз. И вихри снега по шоссе. Вальсирующие дамы и господа. Еще один осколок зеркала памяти. Трамваи тридцатых годов. Стук колес. Рваный, но мерный. Циклический бледно черничный ритм. И новая вспышка. Мертвеющая ностальгия. Не хочешь отпускать, но все, же забываешь все то, что колеблется в графе "верные здоровые действия"...
Проснуться в чужой постели с фантомом твоего бытия. Шелк цвета сна и белый бархат кожи. Ты не помнишь этот розовый снег на фоне темно-голубых листьев и старого завода. Дым, как то странно правильный. Серый. Запах. Стандартная туманная консистенция. Значит все же так. Все же бунт на 39 звезде.
И теперь сны вверх дном.
И теперь жизнь как сон.
Жизнь – наше вчера...,
а Память – наше завтра…
А сегодня… станет вчера потом позавчера и так навечно.…Исчезать.…В заре…
Эффект бабочки разрывающий пространство касанием руки. А мы лишь то, что видно на стене как зажигаешь свечи.… Лишь тени, тени лета и зимы…
Старые пленки начала 20 века. Блеклые кадры, знакомое щелканье. Длинные алые перчатки. Черный бархатный корсет. Алые губы. Черная вуаль. Кровь. Тьма. Призрачный. Танец. Как. Заклинание. Боль. Боль. Боль. Страх. Шипенье и белый экран.
Всё.
Осколок истории. Снова.
Порванный альбом. Неудачная попытка вычеркнуть. Фотографии должны гореть! Все должно гореть!! Сожги весь мир... в своей душе.
"Найди 100 причин моей сущности, и ты узнаешь то, что желаешь ...
Твой внутренний мир…"
...а пока... пора вспомнить... себя, его, снег и... февраль... вспомнить…
Вспомнить…
Февраль...
Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочащая слякоть
Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен
Чрез благовест, чрез клик колес
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд. <1912>


10 февраля 2010 г.

@музыка: трилогия MUSE - EXOGENESIS

@настроение: в поисках смысла... О_о

@темы: фанфикшн, стихи, сонгфик, оридж, драбл

23:31 

БОЛЬ-ше... Чем...

think positive...think thirty!!!
- Название: БОЛЬ-ше... Чем...
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Original, BDSM, Songfic Nine Inch Nails - Closer
- Статус: закончено
- От автора: Да! Я извращенка! (и еще раз ПРЕДУПРЕЖДАЮ - СОДЕРЖИТ ЖЕСТОКИЕ СЦЕНЫ)


Темное режущее глаз пространство. Подпольный клуб развлечений папаши Рико. Царство разврата. Только индастриал. Механические промышленные звуки, сливающиеся с лязгом цепей и криками наперебой свисту плетей.
Деньги. Деньги решают здесь все. И без разницы кто ты, бизнесмен, шлюха, президент или обычный студент, если тебе есть чем оплатить ночь – ты Бог. Если нет... «твой выход через 2 минуты, детка. И давай ни как в прошлый раз. Это наши клиенты, а клиент всегда прав. Ведь он платит за правду»... Выходишь. Ликующая толпа. Им плевать, сколько ребер у тебя сломано, им нужно зрелище. Им нужна твоя боль. Раскаленная клетка. Изящный танец полумертвой канарейки. Танцуй цыпа, пока не сдохнет твоя душа. Танцуй! Иначе сдохнешь сама… тебе же не хочется, чтобы наутро твой труп нашли в помойке в пяти кварталах отсюда. «Ты ведь хочешь другого, не так ли, малыш»...
БОЛЬ-ше. Чем...
Душно. Аромат марихуаны сквозь затуманенный героином взгляд. Посекундно… Дым... Лица… Вспышки… Темнота… Касания, ласки. Уже все равно…границы стерты. Сладость ощущений, где-то вдоль хребта холодом цепи. Вспоротые руки иглой от шприца. Так легче, так намного легче. Оголенные провода вен. Ввернутые в кости гвозди. Скрип латекса о засохшую кровь. В заломанном положении перед очередным ублюдком. Горячий шепот грязной страсти… I want to fuck you like an animal… Руки сжимают, до пульса в висках. Ты чувствуешь? НЕТ! Ни-че-го!
БОЛЬ-ше. Чем...
Долго. Слишком долго длится…ад. Скрип зубов. Гул. 6 часов. Вылавливаешь отдельные сцены. Нет сил связать воедино. Теперь вспышки давят на сознание. 6 часов. Понять бы, что здесь происходит. ГДЕ Я ВООБЩЕ? Понять? Уже невозможно… ты упустила тот момент,…контроль потерян…
Забитый до смерти щенок мальчишками с соседнего двора. Что? Это? Картинка бытия. Где сны таят в себе покой. Где будет снова утро. А здесь лишь 2 минуты до начала шоу. И нет НИ-ЧЕ-ГО.
БОЛЬ-ше. Чем...


27 февраля 2010 г.

@темы: фанфикшн, сонгфик, оридж, драбл, БДСМ

15:01 

НАВЕЧНО...

think positive...think thirty!!!
- Название: НАВЕЧНО...
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Slash, Agnst, Songfic - Was It A Dream?.
- Персонажи и пейринги: POV Jared Leto; Shannon Leto; Tomo Milievic
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: Guuuys, I'm comeback... не знаю, что произошло, но кажется все вернулось на круги своя...снова агнст, не драбл и достаточно ощутимые рассуждения...и никакой недосказанности...и я снова пишу под Вос Ит А Дрим... снова счастлива, закончив фик...




Он был... В моей жизни, со мной, во мне. Он был мною. И я был им.

Хм, нет, это не очередной бред погибающего мозга. Это история о начале и конце. Это история о нем.
Зеленоглазый демон с ухмылкой кота. Ошибка, шутка, проклятие небес, называйте это как угодно, но я любил его, любил собственного брата. Так, как даже не любят порой супруги. Я любил в нем все, за исключением двух вещей - его слов, сказанный вроде как ненароком, но в тоже время с такой горечью "все внезапно началось, но завершиться более чем ожидающе. Я знаю..." и времени, которое с каждым днем все больше распутывало этот клубок страсти, пока в один прекрасный…, да, именно прекрасный, последний день не осталась последняя нить - нить нашего родства. Братья и не более того. Все это так, все, правда, но лишь для тебя. Я же по-прежнему люблю, тебя, твои глаза. Голос. Ночи, когда мы занимались сексом и когда не занимались. Когда болтали о всякой ерунде, и ты смеялся над очередной моей пассией, являющейся точной копией предыдущей. Когда на концертах ты ловил мои взгляды. Когда потом, в гримерной, ты наиграно-строго отчитывал меня за мою беспечность, но это всегда продолжалось недолго и заканчивалось всегда одинаково – умопомрачительным сексом. Мэтт застукал нас однажды. Я помню его глаза. И потом он наябедничал тебе, что я с ним заигрываю. Этим, дав тебе повод еще раз меня отчитать…
А теперь.… Такой далекий, в своем мире, в мире своего Sonor’а. Новый альбом, новая философия. И повод сказать прощай. Нет, не вам Эшелон, а мне. Горький последний поцелуй и уже дружеское утешающее похлопывание по плечу. "Сотри меня-любовника из своей жизни. Сотри нашу жизнь до сегодня..." - просьба твоих глаз. Прости Ши, для меня она невыполнима. Зато ты отлично справляешься. Разные кровати, разные номера. И тогда в Санкт-Петербурге ты даже не дал мне взглянуть на царапину, сбежав с Томо. С кем угодно. Беги. Концерт. Take care your voice. Шеннон?! Томо... я, кажется, даже начинаю его ненавидеть. Но это все поверхностно – это все не суть. Суть в том, что ты бежишь. Бежишь значит, боишься. Боишься, значит любишь. Любишь, но пока в силах сдержать себя. И я ждал. Ждал, но…
9 апреля… концерт на ура. Эмоции через край. Вспоминая прошедшее изъезженными фразами. Я сорвался. Я выпотрошил тебя. Выкинул нашу память на обозрение морали. А ты. Нейтралитет. Не сопротивлялся, но и не давал повода. Просто посреди ночи тихо оделся и покинул меня.

«…Боязнь, что однажды ты уедешь не в Висконсин…»…

Знаете, а больше всего я любил, когда он готовил кофе. Утром. Только мне. И приносил его, нет не в постель, а в ванную. Когда я умывался. И следил за тем, как я пью через отражение в зеркале.
Теперь я пью только чай. Живу один. Группы уже пять лет как нет. А он так и не вернулся.

Он был... В моей жизни, со мной, во мне. Он был мною. И я был им.
Всегда…
Навечно…

9 апреля 2010 года

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

11:39 

ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ

think positive...think thirty!!!
- Название: ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Slash, Angst, Deathfic
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto; Tomo Milicevic
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первый полноценный фик.



Глава 1

Нежно - розовый туман опускался на город, укутывая его собой, будто желая скрыть от чего-то. Чего-то очень страшного. Боли повседневных страданий или крика духов космоса. Нам этого не узнать, покуда мы все еще смертны и покуда будет являться эта таинственная оболочка. А тем временем туман все больше густеет, становясь постепенно победно-синего цвета и передавая ночи свои полномочия.
Он сидел за огромным столом у окна и уже семь минут неотрывно смотрел в одну точку. Курсор мигал в самом начале новой странички дневника на экране лэптопа. Его взгляд был пуст, а лицо чересчур мрачно. Он потерялся в собственной душе. Этот странный туман принес ему новые идеи, он написал песню, но тут, же порвал лист, считая, что это слишком, все слишком. Мир стал чужд. Тут внезапный звук дождя вырвал его из размышлений и он, глубоко вздохнув, принялся за запись:
"14 мая 20** года.
Одиночество. Как внезапно оно может поймать тебя в свою сеть. Нет, это более не депрессия. Это сильнее... Я осознал... В итоге... Чего я добился за 38 лет? Посчитаем плюсы:
- любимое дело
- признание
- слава
- моя вторая семья - Эшелон
- толпы визжащих фанаток (они напоминают мне некоторых из моих бывших)...
Он улыбнулся собственным воспоминаниям и продолжил свой список.
...- адреналин и т.д. Можно перечислять бесконечно... Я сам добился этой идеальной, с одной стороны, жизни для себя. С другой, все плюсы - они же мои минусы. Дело, слава, даже Эшелон собственно не являются ничем. Мало кто остался сейчас из того Эшелона, который хотя бы пытался..., новый же - эгоистичен, лжив и чересчур фанатичен. Они делают из меня бога. А я хотел бы быть человеком! Для них, для всех, для самого себя. Они не могут разглядеть мою душу, сквозь обертку внешности, точно ребенок, получивший конфету в блестящем на солнце фантике, не может открыть ее, завороженный этим блеском. И потом, конфета уже просто болтается в ручонке, пока еще представляя для него интерес. Но в итоге замененная новой более шуршащей и сияющей выброшена, так и не будучи попробованной на вкус. Также и они. Им хватало моих глаз, тогда я написал тексты, дающие частично ключ к моей душе, только нужно искать, старт дан и снова они не захотели увидеть больше чем я им даю. Ладно. Я открыл им себя без остатка, а они, в основной своей массе увидели там её. Господи. Мы же все люди, твари твои, живем, в одном, созданным тобою мире, но по этой дороге я иду в совершенном одиночестве. Одиноко одинокий странник. Хотя со стороны так не покажется. Но это так. Только он мог мне помочь. Только он со мной всегда, в бури и перемены. Внутри меня. В дни колебаний и боли. Даже когда все узнал, он не показал, точнее, очень старался не показывать удивления и тем более отвращения. Он знает и чувствует меня как никто иной ни вчера, ни через много тысяч лет, когда уже и праха не останется, но он будет со мной. Я верю. Верю... но..."
За окном уже начинала заниматься заря, и он не заметил, как заснул, прямо здесь, в этом хаосе мыслей.


Глава 2

Он проснулся от мягкого аромата кофе и горячей выпечки, которым в это утро пропитались все комнаты маленькой квартиры на 4 этаже 48 этажного небоскреба. Идеальное место. Не слишком высоко, чтобы была возможность разглядывать машины и пешеходов, и не слишком низко - чтоб не касаться пятками земли и чувствовать себя свободным. И живым.
Он проснулся. Ничего не поменялось со вчерашней ночи. Холод и ненависть. И пустота. Что-то явно ушло из его жизни. Звонок телефона. Монотонный голос: "Да, привет. Нет, нет, все нормально. Да. Точно. Ну, правда, все хорошо. Я просто только проснулся. Ну, хорошо. На следующей неделе, как и собирались. Я тоже скучаю по тебе, да, давай. Пока".
Он тяжело вздохнул и только теперь обратил внимание на экран ноутбука. Все тот же мигающий курсор, но… Безразлично. Вдруг его взгляд упал на бумаги, лежащие вокруг и он будто что-то вспомнив начал рыться среди листков. Найдя, наконец, нужное он долгое время изучал лист бумаги и потом с каким-то обреченным видом начал новую запись в дневник:
«15 мая 20** года.
Больше не во что верить. Вера. Вера. Вера. Почему все вдруг заговорили о ней. Когда верил я, окружающие прославляли атеизм, почему же теперь все наоборот. Мне теперь совершенно все равно. Апатия. Ненависть…к самому себе. Я даже не хочу быть с ним. Его все равно нет. Никого больше нет. Исчезли. Конечно, они существуют. Но я не я и их нет. Да, я Джаред Лето, фронтмен группы 30 seconds to mars, у которого много последователей, но я не Джаред Лето, человек, просто нуждающийся в настоящей жизни, я проиграл ее славе. Я пытался ее воссоздать там, где ее в принципе не может быть. Эшелон – семья, мы первые зашли так далеко и нами восхищаются, но они тоже уже не они. Тщетные просьбы не льстить. Тщетные слова. На автомате вся жизнь, стандартные интервью – стандартным вопросам стандартные ответы. Из раза в раз. Как механизм. Automatic. I imagine. I believe… Я потерял смысл веры…

Вера — признание чего-нибудь истинным без опоры на факты или логику, лишь на основании внутренней (субъективной) уверенности, которая не нуждается в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их.

Мне пришлось слышать от одного американца такое определение веры: это то, что дает возможность поверить в то, что мы считаем невероятным. (с) Брем Стокер «Дракула»

Значит веры все же нет. Потому как жизнь монотонна и безгранично обыкновенна. Постепенно тает вера в него. Он идет со мной только по другой стороне шоссе. Я вижу его и даже слышу, но мы не рядом. Я больше не рядом. И со мной никого нет. Группа. А разве женишься на ней, и она родит тебе ребенка. Фанаты тоже что-то из разряда группы. Никогда не увидят в кумире человека. Это невозможно. Одно дело – ты дружишь с человеком, общаешься, другое – делаешь его другом намеренно, не зная его, просто любишь. Он кумир. Не. Друг. Шеннон. Томо. Тоже перестали понимать. Я чувствую себя чужым. Этот мир не мой…»
Снова не закончив мысль, он вдруг вскочил, подсознательно почувствовав острую необходимость увидеть брата. Окликнул его пару раз, но в ответ только тишина. Он зашел в его комнату и только хотел выйти, но его привлек объект, лежащий на кровати. Книга. Подойдя, он взял ее в руки – Джером Д. Сэлинджер «Над пропастью во ржи».
Ему внезапно вспомнилась сцена

«- Знаешь такую песенку - "Если ты ловил кого-то вечером во ржи..."
- Не так! Надо "Если кто-то звал кого-то вечером во ржи". Это стихи Бернса!
- Знаю, что это стихи Бернса.
Она была права. Там действительно "Если кто-то звал кого-то вечером во ржи". Честно говоря, я забыл.
- Мне казалось, что там "ловил кого-то вечером во ржи", - говорю. -
Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом - ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело - ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему».

«Стеречь ребят над пропастью во ржи» - ему живо как никогда представилась эта ситуация. Она была настолько близка, что он подумал, не сходит ли он с ума. Он вернулся к своему столу и, собрав аккуратно все листки в стопку, пошел на кухню перекусить.
В это время хлопнула дверь и он, дождавшись лишь пока брат зайдет на кухню, быстро сказал, не давая Шеннону даже перевести дух после прихода.
- Я хочу поехать в Центральный парк. К тому пруду, у Южного выхода, посмотреть, замерзает он или нет, а если замерзает, куда деваются утки?
Шеннон, странно посмотрев на него, вдруг улыбнулся:
- Был в моей комнате?
- Да
- И-и-и-и? Это шутка? – он уже думал, что розыгрыш раскрыт.
- Не совсем – предельно тихо, и растягивая слова
Лицо Шеннона стало серьезным, даже испуганным.
- Тогда…зачем тебе в парк? Джаред, что с тобой происходит?
Джаред опустил глаза. А Шеннон продолжал, наконец, выдалась возможность узнать:
- Все те месяцы, что мы здесь живем, я вижу, как ты сидишь, уткнувшись в лэптоп, и пишешь, что-то. А точнее дневник. Я видел пару раз мельком. Но не одной его страницы нет. Что ты скрываешь?
- Ничего… просто, я удаляю их на следующий день, – он говорил так спокойно, будто это самое обычное, правильное действие. – Прошлое не так важно. Оно приходит и проходит, и мы забываем детали даже спустя секунды. А записи, даже самые точные через некоторое время не будут представлять никакой ценности. Вспомнить все в точности невозможно. Если помнить все, можно сойти с ума.
- Джаред, с тобой все в порядке… ты мрачнеешь с каждым днем. Отсутствие нашего прежнего бешеного ритма жизни сказывается на тебе не лучшим образом. И зачем тебе в парк, прошу, объясни мне, почему книга вдруг так подействовала на тебя?
- Я хочу знать, куда деваются утки зимой?
- Но, сейчас конец весны, Джаред. Джа-а-аре-е-ед. Что случилось? Если плохо, расскажи мне, я же всегда мог тебе помочь.
Но он уже не слушал Шеннона, снова уставившись в одну точку. Тут он встал и ушел в свою комнату, где снова принялся что-то печатать. Шеннон же вернулся к себе и внес запись в свой дневник:
«Что-то происходит/произошло с братом… он потерян и стал выглядеть хуже. Словно занят каким-то трудоемким делом 24 часа в сутки и от выполнения зависит его жизнь, потому что он совсем не отдыхает, судя по его виду. Он не хочет говорить со мной. Последний раз мы разговаривали по душам в туре. А сейчас… он замкнулся в себе. Надо увезти его из Нью-Йорка. Я ошибся. Я должен его увезти. Пока не поздно»
Тут он понял, что уже некоторое время не слышит стука клавиш и, выглянув, увидел, что комната пуста. Лэптоп по-прежнему был включен и, последней записью было:
«Ушел в город. Нужно проверить догадки. И если он подтвердятся, то…
Буду делать записи каждый час в течение всех последующих суток».


Глава 3


Далеко, далеко, на земле, которую не может изменить время…
Давным-давно в обители Сердец и Призраков…
(с) 30 Seconds To Mars – Vox Populi



Шеннон уж около 15 минут, с безнадежно-угрюмым видом расшифровывал для себя сегодняшнюю запись Джаред в его так - называемом дневнике одного дня. Еще через некоторое время он вытащил пачку сигарет и довольно таки нервно закурил, так как единственный вывод, который пока объяснял ему все, это сумасшествием его брата. Тут зазвонил его телефон и он, вздрогнув, схватил его, пару раз, чуть не уронив. «Нервы, нервы» - подумалось ему. Звонил Томо. «Да, я слушаю. Да все просто отлично, вот только.… Да, а откуда ты знаешь? Ах, вот что? Ну-у вот я бы не считал это нормальным. Мы говорили, и-и-и… давай я приеду, и мы поговорим. Его все равно не будет еще сутки. Ну, вот так. Он не сказал. Ладно, давай, я выезжаю»
Через некоторое время Шеннон был уже у Томо.
- Привет
- Приве-е-е-ет – радостно завопил хорват и начал тискать барабанщика в объятиях.
- Ладно, ладно, я понял, что ты скучал, – пытаясь вырваться как можно нежнее, чтобы не обидеть друга.
- Ну как ты?
- Я-то хорошо, но вот Джей?
- Э-э-эм, может, пройдем в дом, у соседних домов довольно-таки острый слух.
Шеннон, улыбнувшись, прошел в дом, где всегда пахло одинаково приятно, именно домом, уютом и спокойствием. Еще по дороге он сомневался, стоит ли впутывать сюда Томо, если что-то случиться ему будет очень трудно, он всегда переживает за что-то вдвойне больше, чем Джаред и тем более я… но сейчас я понял, что это просто необходимо и обстановка так благополучно располагала к разговору.
- Что-нибудь будешь? – спросил Томо, быстрым шагом направляясь на кухню.
- Чай. И может быть перекусить. Я не завтракал. Спасибо, Томо.
- За что? За все это время мы стали как братья, поэтому не благодари, – выглядывая с кухни, проговорил он.
Шеннон только улыбнулся, переводя взгляд на комнату, и хоть она была ему хорошо знакома, он вновь начал пристально рассматривать предметы, погруженный в свои мысли.
Внезапно он вздрогнул и посмотрел на Томо, казалось, прошло всего пара секунд, но Томо уже разложил приборы и чай на журнальном столике в гостиной. Он сел рядом с другом и утешающее положил ему руку на плечо, говоря тем самым, что ему полностью можно довериться. Шеннон отхлебнул немного из чашки и проговорил:
- А он больше совсем не пьет чай, и горячий шоколад не пьет, только воду или кофе. Он изменился с момента как мы переехали, точнее сначала он будто стал расцветать, так как я видел, что тур изнурил его, хоть он никогда и не показывал вида и тем более никогда бы ни сказал, что устал. И теперь он не говорит, в смысле теперь он вообще ничего мне не говорит, или несет какой-то бред, понятный, судя по всему только ему. Он ведет дневник и на следующий день стирает вчерашнюю запись.
Томо вопросительно поднял бровь:
- Знаешь, я тоже заметил перемену по нашему утрешнему разговору. Он все время старался закончить его побыстрее будто ему было противно со мной говорить. Шенн, а он ничем в последнее время не увлекался, может какая-нибудь новая религия, ну поиски себя там, например, или затворничество, в смысле замкнуться в себе и не пускать никого в свою душу.
Шеннон, обреченно пожал плечами, он ничего не знал.
- Я не знаю о нем больше ничего. Но знаю отлично только одно – он летит в пропасть, причем с неимоверной скоростью, если так и будет продолжаться, конец совершенно ясен. Я мало что могу предположить, исключая твои выводы, но может это город на него так влияет. Я не знаю. Просто раньше же все было хорошо. Сейчас вот он ушел на прогулку проверить какую-то свою догадку о чем-то. И собирается каждый час в течение суток вести записи. А потом он видимо что-то решит.
- А может это розыгрыш, наш малыш Джаред просто решил нас напугать, он же отличный актер и не упустит никогда возможности это доказать, - Томо с надеждой в глазах посмотрел на друга.
- Глупая шутка. За такие шутки людей запирают в белых комнатах с мягкими стенами. И травят препаратами, пока они не станут овощами, а потом просто спихивают все на тяжелый, еще не известный науке случай. Сегодня утром он сказал, что хочет пойти в Центральный парк и посмотреть, куда деваются утки, когда озеро зимой замерзает.
- Сэлинджер? Хм. И это снова доказывает, что все это розыгрыш, будь все на самом деле, он не стал бы упоминать известный всем эпизод, причем из его любимой книги.
- Думаешь? – Сейчас Шеннон готов был поверить любому, кто скажет, что с его братом все нормально. А тем более близкому другу.
- Уверен. Вот увидишь, вернешься ты домой, он будет там и еще накричит на тебя, где ты пропадал. Хех, - Томо улыбнулся и ласково потрепал Шеннона по руке.
- Ой, ну вот откуда ты все знаешь, что он накричит, а?
- Знаю.
- Знающий ты наш, а. – Шеннон уже успокоился и с удовольствием грыз печеньки, испеченные хорватом.
- А вот трудно догадаться, прям. Он и в туре орал на тебя, когда ты либо опаздывал на интервью, но это немного другое. А вот когда ты поздно возвращался в номер, после очередного концерта, в каком-нибудь незнакомом городе, вот тогда я даже через стену слышал, как он метает молнии, хорошо хоть меня током не стукнуло, а-то было бы на вашей совести.
- Ой-ой-ой, какими мы вдруг нежными сделались, хотя мне все понятно, Викки сделала из тебя человека. Ты стал довольно милым. Ну, по крайней мере, ты бреешься. – Он дотронулся до щеки хорвата, – но все так, же не стрижешься – и, шутя, дернул его за локоны.
- Хе-е-ей перестань – Томо сделал обиженный вид, но Шеннон тут, же его обнял и поблагодарил.
И именно сейчас он был рад тому дружескому объятию и тому, что все же послушал Джареда и ничего ему тогда не сказал о них. Неизвестно как бы сейчас он относился к ним. А ему необходимо было, чтобы его поняли и утешили, ведь он терял самого дорогого человека на земле, но теперь почти был уверен, что это шутка. Он поверил Томо, хотя сам не понимал почему.


Глава 4.


A million little pieces I've stolen from… me…


Джаред сидел за лэптопом и знал, что брат сейчас в своей комнате. Чтобы сделать вид занятости он стучал по клавишам, просто хаотично стучал, думая не о чем. Вдруг ему показалось, что он задыхается и ему нужен воздух, он открыл окно, вдыхая полные легкие, но ему казалось, что ничего не менялось, а что должно было произойти?! Что-то! Так всегда бывает, но ничего не происходило, он вернулся к столу, сел и обхватил голову руками, неотрывно смотря на экран. Потом он стер все что «настучал» и написал, сам не понимая пока, что значит эта фраза:

«Ушел в город. Нужно проверить догадки. И если он подтвердятся, то…
Буду делать записи каждый час в течение всех последующих суток».

Будто она снизошла на него откуда-то, и теперь он должен был выполнить это послание. Он собрался и быстро и бесшумно покинул квартиру.
«Не чувствуется ничего совершенно, только хочется спать. И мысли не фокусируются на нужном. Так, сейчас 15.49. через десять минут начну свой эксперимент» - думал он, идя по улицам, казалось до боли знакомого, но такого отталкивающего города. Он шел, не смотря по сторонам и пытаясь сфокусировать свои мысли. Безуспешно. Он думал о чем угодно. О завтрашнем интервью, которое теперь в данный момент, он собирался отменить, так как больше не хотел ни с кем говорить, ни о чем, тем более о музыке. Привычные старые ритмы стали таить в себе сокровенный смысл, и теперь он боялся, что кто-либо поймет и узнает его душу. Он больше не хотел никого в нее пускать. Совершенная противоположность себя позавчерашнего, когда он так надеялся на общество такого же, как он, что бы его душа, наконец, была понята кем-то не из своего окружения или семьи. Он думал, что странно слишком быстро меня свои убеждения, это неправильно. Но ничего не мог с собой поделать. «Пожалуй, пора начать. Время» он достал свой блэкберри и внес первую запись:

16.00 – Нужно сфокусироваться на самом себе и понять истинную сущность. Метания меня добивают. Перемена. Я чувствую, как отвергаю каждую из новых своих идей, начиная поиск чего-то более значимого. И город только подстегивает меня в этих поисках. Я не хочу больше думать. Я хочу разучиться мыслить. Слишком непонятно то, что я ищу. Я не могу представить себе. Сформировать в воображении. Образы. Звуки. Все почему-то изменилось.

Он сохранил первую запись. И направился дальше, ближе к заливу в Бэттери парк. Только вода могла дать ему успокоение. Шум и аромат океана. Эта безмятежность. И больше не нужно ничего. Не суеты города, не собственные позиций в жизни. Есть ты и океан. И та сила, с которой вы притягиваетесь друг к другу. Он шел достаточно быстро. И уже через 45 минут был у залива. Солнце сегодня, как ни странно грело мягко, а легкий ветер дополнял эту погоду. Можно было видеть как каждый сидящий в сквере или на траве наслаждался этим днем и впитывал его в себя. Блаженно прикрытые глаза и легкая улыбка подтверждали это. У самой воды ветер был чуть сильнее и гудел в ушах. Достаточно красивая мелодия, если ты в силах ее уловить. Джаред мог это как никто другой, мало кто знает, что его музыка рождена природой. Музыка во всем. Ветер. Дождь. Игра теней. В ней тоже можно было уловить ритм. Он научил этому брата. И затем Томо, чтобы они вместе могли создавать чистую музыку. Музыку, души и природы.
Музыка. Он понял, в чем сейчас он нуждается. Он включил плеер, который всегда был в его куртке и стал медленно прогуливаться вдоль края, а следующая запись содержала только одну фразу:

17.00 – Nine Inch Nails – Leaving Hope

Он решил побыть здесь до заката и стал просто наблюдать за плавно двигающимся к горизонту солнцем, за его мерцающим отражением в воде, которое уже все меньше давило на глаза своей яркостью, за судами, медленно, лениво плавающими в заливе. Далекий силуэт Статуи Свободы казался призрачным в лучах заходящего солнца, и стоило бы усилиться порывам ветра, как она разлетится миллионами пылинок по округе. Или рассеется подобно тому вчерашнему туману. Он внес очередную запись:

18.00 – Легкость. Раскрой объятия подобно крыльям птицы и ты сможешь взлететь. Порывы ветра поднимут тебя до облаков, где можно будет укутаться в них как в одеяло. Легкость. Закрой глаза и подумай. Не о чем. Просто почувствуй, как твое тело поет песнь веков. Ты сможешь погладить воздух рукой. Ты сможешь дотронуться до облаков. Ты сможешь летать. Ты сможешь летать. Поверь мне…

Прогулка продолжалась, а солнце все набирало обороты, будто начинало скатываться с горки. Закат уже вовсю алел на горизонте и у самого края, на лавочках, собралось много туристов наблюдать за этим. Он услышал разговор двух человек:
- Эллис, это прекрасно, ты только взгляни. Такого в Лондоне не увидишь. Совершенно другой закат. А ведь Солнце одно.
- И здесь так тепло. Я так рада, что моя первая практика проходит именно здесь. И ты смогла приехать. – Отвечала другая, улыбаясь и обнимая подругу. Видимо они дружат с самого детства. Так просто. Удивительно. Он задумался, но тут, же вернулся, потому что его локоть нечаянно задел проходящий старичок, еще и что-то пробурчал. Старики. Вечно они что-то бурчат себе под нос, на что-то жалуются. Он вновь взглянул на горизонт и проводил легкой улыбкой этот день и солнце, подарившее ему покой и легкость. Но дальше снова город. Кажется, что этот парк защищен от его воздействия. А город…

19.00 – Не хочется покидать этот мир. Но… (запись несколько раз дополнялась и исправлялась, но Джаред так и не пришел к единому мнению)

Он покинул парк и на одном из перекрестков свернул в квартал, откуда побрел, просто, никуда, сворачивая, где ему вздумается, и теперь уже довольно пристально всматривался в окна, в которых таял день, блекли его прощальные краски. Он искал в них искру жизни. В этих серых зданиях. Но не находил ничего совершенно, более того он чувствовал что отдает что-то от себя. Свою жизнь?! Свою душу?! Он не знал определенно, но чувствовал, как меняется мир вокруг него, и сгущается темнота в его душе. Или вместо души?

20.00 – Город-хищник. Он строит ловушки. Он манит к себе. Даря тебе все, что пожелаешь: высоту небоскребов, чтобы чувствовать себя свободным, скорость дорог. Красоту ночных огней, но он забирает взамен твою душу, делая тебя такими, же, как они. Все они вокруг тебя! Только пустота в глазах и преданность Господину Городу. Я заперт здесь. Я не хочу бежать. Он будет звать меня обратно, как тогда…

Постепенно темнело, но город только начинал оживать. Ночь здесь отличалась от других ночей в других городах. Ночь здесь была временем сбежать от себя. Через пару часов ночные клубы раскроют свои двери и «да будет бал!!!». Он шел, и вечер со своей прохладой давали ему возможность подумать. Он вспомнил запись альбома. Точнее одной его песни. Алиби. Почему и для кого она была написана, знал только он и… соответственно…
Более никто. Это была его вина и его алиби. Правда, созданная во лжи. И ложь, которая превратилась в правду. Ведь теперь в нее верили уже двое людей. А больше не нужно. Больше не нужно никому верить. Пусть говорят что хотят. Давно доказано, что лжи как таковой нет. Всё правда, просто для каждого она своя. Искаженная или идеальная. Каков был залог в младенчестве такова и будущая правда. Такова и жизнь.
Нет. Нет. У них был отличный воспитатель. Просто. Все очень просто. Один не мог оставить никогда другого. Другой же мог быть понят только им. Такая вот правда.

21.00 – Даже если я сойду с ума или умру, я не хочу терять его…

«Без знаков, без алиби
Мы исчезли быстрее, чем скорость света.
Рискуя, потерпели крах и сгорели.
Нет, мы никогда не будем когда-либо учиться.

Я пал, но снова поднялся
И затем я пал, но снова поднялся, да.

Мы оба могли видеть совершенно четко
Что наш неизбежный конец был близок
Сделал выбор за нас, испытание огнем
Бороться - единственный путь, чтобы чувствовать себя живым

Я пал, но снова поднялся
И затем я пал, но снова поднялся, да.

Итак, мы здесь в час ведьм
Самый быстрый язык делит и пожирает
Делит и пожирает.
Если бы я мог закончить поиски огня
Ради правды, любви и моего желания
Моего желания.

Я пал, но снова поднялся
И затем я пал, но снова поднялся, да»





Глава 5.


Omne ignotum pro magnifico – (лат.) Все неизвестное
представляется величественным. (с) Ван Хелсинг, «Дракула»



Ночь. Чувствуешь себя диким леопардом на охоте в такие моменты, и ты прекрасно знаешь, какими магически-зловещими становятся твои глаза в свете фонарей. Двигаешься медленно, раскованно. Город уснул снаружи. Город живет внутри. Клубный ад, который затягивает тебя.
Он шел по городу, ловя воздух сквозь пальцы. Он чувствовал, как отдает себя по частичкам, становясь рабом этого города. Я. Никогда. Не. Покину. Тебя.
«Ты умрешь для меня?»
«Да»
На лице его промелькнула на мгновенье дьявольская ухмылка. Будто кто-то другой теперь жил в его теле и душил прежнего его, сначала тем, что тыкал его носом в его же ошибки, беспощадно открывая все раны, а теперь просто занимал его место, вытесняя вместе с болью все чувства. Любовь. Радость. Оставляя только каменное надменное выражение лица. Ну а что еще надо звезде такого масштаба. Не без усилия он выкинул эти мысли, даже пришлось остановиться и встряхнуть головой. Решил пойти, как и собирался в клуб, время уже было подходящее,…чтобы напиться,… он улыбнулся этой мысли и пошел в свой любимый ночной клуб. На входе он услышал знакомые звуки. И зашел внутрь. Дым и духи. Неон поначалу давил на глаза, но вскоре он привык и даже расслабился. Помещение уже было довольно таки заполнено и кто-то, уже полулежа, сидел в баре. Он направился туда же:
- Мистер Лето – учтиво улыбнулся ему бармен
- Здравствуй, Сид, как обычно – улыбнулся Джей.
- Есть сер, - произнес тот, шутя, отдавая честь.
- Вольно Сид – подыграл ему Джей, улыбаясь и усаживаясь на место.
Коктейль был готов довольно быстро и Джаред медленно попивал его, оглядываясь по сторонам, меньше всего ему сейчас хотелось встретить знакомого. Он внес очередную запись:

22.00 – Сколько соблазнов в этой жизни. Бежать от них нет смысла. На их замену придут другие более распространенные там, куда ты бежишь. Лучше остановись сейчас, пока не стало хуже. Тебе самому. Отдаться во власть страсти, будто впервые влюбленный… кто посмеет осудить. Никто.

Спустя некоторое время он перешел из бара в ложу, где темнота и ты спокойно можешь думать, не опасаясь за свои мысли. Он сидел, откинувшись на мягкую спинку дивана, в полнейшей темноте, только глаза изредка отражали вспышки. Он снова закрыл глаза и вспомнил сегодняшний закат и Алиби и Шеннона. Как же он желал его. Как он хотел, чтобы прямо сейчас он был здесь. Но он знал Шеннон не придет, потому что только Джей вытаскивал его в такие места. Сам он не любим шум. Он прикрыл глаза и облокотился полностью на диван. Стало немного легче, скорее даже от того, что он погрузился в полную темноту ложи.
- Вы ведь местный? – нежный бархатистый голос раздался внезапно, и он увидел перед собой роскошную блондинку с двумя бокалами мартини. Она улыбалась, но совсем не глупо, как обычно улыбаются блондинки, в глазах пытала хитрость, смешанная с чем, то еще.
«Странно, неужели все так далеко зашло?! Местный ли я… теперь…да…»
- Как вас зовут, - продолжала она, но что-то настораживало, что-то она скрывала.
Он помедлил с минуту, оценивающе оглядывая ее, он любил эти моменты, позволять себе оценивать кого показательно, не скрывая ни одного жеста, а даже показывая больше.
- Джозеф Митч – ответил он. Он не хотел прекращать эту игру, а все прекрасно знали, откуда родом Джаред.
- Могу я присесть? Давайте выпьем за знакомство, я угощаю… – она подсела к нему совсем близко и на ухо прошептала – …новоиспеченных горожан.
Он вздрогнул, но тут, же улыбнулся, подавив в себе себя прежнего.
Она протянула было ему бокал, но тут, же ловко сменив руку, подала другой. Это насторожило Джареда, и он, глядя уже довольно серьезно ей в глаза, попросил тот первый бокал, глупо, но он испугался. Он только рассмеялась и протянула ему первый бокал. «Глупость. Это всего лишь очередная незнакомка…»
- За город и его ночную жизнь, пусть она никогда не гаснет – торжественно произнесла она, и они оба отпили от бокалов.
Еще пара тостов и Джаред совершенно не чувствовал земли под ногами. Ошибка. Его же глупость. Или все было задумано. Он почувствовал легкую слабость и головокружение, когда попытался встать, но она его остановила:
- Не так скоро мистер Лето. Давайте полностью выпьем – на этом слове она сделала особый акцент – эту ночь, до дна, наслаждаясь каждым глотком. Она усадила его на прежнее место, точнее она просто толкнула и он, не в силах удержаться, упал на диван.
Дальше он не воспринимал адекватно уже ничего. Все рецепторы были практически отключены: слух, зрение, речь, однако чувствительность усилилась, казалось до предела. Она коснулась его губ, сначала пальцем, потом своими губами. Сопротивляться больше не было возможности.
- Ты думаешь я не знаю, про тебя. Про твоего брата. – Она начала водить руками под его футболкой, от чего его тело периодически содрогалось, – про вас обоих – он открыл глаза и взглянул на нее. Странная картинка, как в фильмах про наркоманов, губы сохли, какие-то пятна отдающиеся своим появлением стуками в голове, периодически ее лицо.
- Долбаная тварь! – он старался, чтобы это прозвучало как можно угрожающе, но получилось совсем наоборот, обиженный голос полный слез, как маленького ребенка.
Она только громче рассмеялась, целуя его в шею и оставляя на ней следы засосов. Одной рукой она зарывалась в его волосы, другой же ласкала его тело. Он больше не делал попыток уйти, теперь он ждал момента. Что ж как говорят, если тебя насилуют, старайся получиться от этого полное удовольствие. Он прикрыл глаза и откинул голову назад, тяжело дыша. Она видимо была довольна этим результатом и ослабила хватку. Но действие препарата было «в самом разгаре». Тело сходило с ума от ее прикосновений. «Что за дрянь она мне подмешала».
Стоило ей только дотронуться да его паха, раздавался подавленный стон, и он выгибался словно дикая кошка. Она же в свою очередь считала его мышью и измывалась над ним как хотела. Неизвестно сколько прошло времени, но только когда она открыл глаза, она уже не была на нем, однако все так, же продолжала ласкать его. Он выгадал момент и одним ударом сбросил ее на пол. Послышался глухой удар, видимо она потеряла сознание. В ту же секунду прибежал Сид, видимо удар слышал не только Джаред. Сид взглянул на него, и, поняв, что произошло, сказал:
- Джаред, все в порядке. Идите домой. Я все улажу. Я скажу ей, что она просто оступилась, перебрав алкоголя.
Джаред кивнул и попытался двинуться к выходу, но его сильно шатало. Сид дал ему воды и помог выйти и покинул его, заручившись честным словом, что ему уже лучше, и он сможет добраться домой.
Джаред опираясь о стену, прошел до конца квартала. Тут он не выдержал и его стошнило. Голова стала кружиться еще сильнее, и шум в ушах усиливался, почему-то теперь напоминая голоса, которые становились все громче и отчетливей. Перед глазами снова поплыли разные узоры. Улица больше не напоминала себя, и он поднял голову к небу, но там была только тьма, давящая на глаза. Ему показалось, что на крыше он видит что-то белое, фигуру. Шлейф белого платья по ветру у самого края. Она раскрывает руки, как птица крылья и летит вниз. Он, было, испугался, что она разбилась, и закрыл глаза. Но открыв, увидел, что улица так, же пуста, и никаких трупов нет. И на крыше тоже никого. Вдруг он резко обернулся, зрение обманывало его, потому что он видел, что та блондинка вышла с клуба и пыталась преследовать его. Он знал, что это галлюцинация. Попеременно перед глазами то какие-то вспышки, то ее лицо. Голос. «Я знаю…про вас обоих».
Он закрыл уши руками и пытался уйти. Через квартал ее голос стал постепенно исчезать, заменяясь другим, непонятно чьим, но до боли знакомым «Ты умрешь для меня? Ты умрешь для меня? Ты умрешь для меня? Ты умрешь для меня?». Джаред мысленно отвечал «Нет» на каждый вопрос, а голос только становился громче, ожидая другого ответа. Наконец не выдержав, Джаред упал прямо на дороге и уже чуть ли ни кричал:
- Да! Да!.. только оставьте меня. Прошу, - он казалось, плакал, поджав колени к груди.


Глава 6.

Шеннон вернулся около полуночи, но комнаты пустовали. Он выключил лэптоп брата и сел на диван, глядя в пространство. Теперь волнение вернулось к нему с двойной силой, он курил без перерыва уже 4 сигарету. Другая рука с силой сжимала плед на диване, видно было, как белели костяшки пальцев. Через некоторое время он поднялся и вернулся в свою комнату. Прошло, наверное, часа два со времени его возвращения от Томо, когда он услышал, как повернулся ключ в замке и в прихожей раздался такой знакомый и родной вздох. Он выскочил, но тут, же остановился. Он был испуган видом своего брата. Синяки на шее, куртка и брюки в пыли, бледный вид.
- Джей, что… произошло?
Он только взглянул на него затуманенными глазами. И стал снимать куртку, но она не поддавалась, так как слабость все еще была сильной, и действие препарата прошло не до конца. Шенн подскочил, желая помочь, но натолкнулся на грозный взгляд Джея и молча, пропустил его в ванную.
Через 30 минут Джаред вышел из ванной и пошел к брату, чтобы объяснить свое состояние. Это стало привычкой с тех пор тех пор, как они себя помнят. Шеннон сидел спиной к нему на кровати, оперевшись локтями о колени и опустив на руки голову.
- Шеннон, - его голос был тих и кроток. Он стоял в проходе не смея переступить порог. Он знал, чего стоят его выходки брату.
Шеннон быстро поднялся, отчего Джей испугался, и было попятился назад. Он смотрел на Джареда через всю комнату, и хоть было темно, в свете луны Джаред мог разглядеть отчаяние в глазах брата. Он нерешительно вошел в комнату. И остановился в 1,5 метрах, опустив голову. Шеннон подошел к нему и нежно обнял
- Зачем? Зачем ты делаешь мне так больно? Что происходит, расскажи мне.
После этих слов Джаред отдалился и недоверчиво посмотрел на Шеннона. «Меня, меня он выбрал,…хватит»
В его душе все еще шла борьба, но ее признаков не было видно. Он был спокоен. Потому что это снова был не он. Шеннон смотрел и теперь он видел перемену в брате. На глаза наворачивались слезы, но он не мог плакать. Он никогда не плакал, потому что он старший брат. Потому что надо быть сильным и за себя и за него. Он снова медленно подошел и коснулся рукой щеки брата. Затем он нежно притянул его к себе и поцеловал. Легкое касание, Джаред закрыл глаза и позволил углубить поцелуй. Он вспомнил парк и тот закат, ему захотелось заплакать. Тут Шеннон, будто зная, о чем он думает, отстранился и прижал его к себе, утешающее гладя по спине. Джаред уткнулся в его шею. Затем последовал еще один поцелуй, он ласкал тело Шеннона под майкой.
«Конец всему…скоро…»
Шеннон решил взять инициативу в свои руки и, сняв футболки с них обоих, обнял брата и положил его на кровать. Только страсть и похоть. Они были вместе. Шеннон смог забыть о том, что предшествовало этому, о той боли, которую причинял ему брат, но сейчас он не смел ответить ему болью на боль, он был нежен, каким Джаред его видел очень редко. Сейчас. Здесь. Он жил только настоящим. Не забегая вперед и не возвращаясь назад. Шеннон коснулся губами мочки уха Джареда и легко посасывая, произнес:
- Не бросай меня. Ты не знаешь, насколько я слаб. Когда тебя нет рядом. Прошу.
Острая горечь чувствовалась в этом моменте, в его коже, глазах, наполненных до краев лунным светом. Джаред казалось, пришел в себя после такой встряски. Он обнял Шеннона, сжавшись комком возле него, и неотрывно теперь смотрел на луну.
Спустя время Шеннон, решив, что брат уснул, поднялся к окну и закурил.
- Они уже здесь – вдруг позади Шеннона раздался холодный монотонный голос, он повернулся и увидел Джея лежащего с открытыми глазами. Он смотрел в пустоту стеклянным взглядом.
Шеннон быстро потушил сигарету, сел рядом и стал гладить его по голове.
- Они совсем рядом – голос его глух постепенно, а глаза все стекленели. Шеннона уже начало трясти, на глаза наворачивались слезы. Он жестоко обманулся. Это сильнее чем его любовь, это больнее и это забирает у него брата. Он сгреб Джареда в охапку, но тот будто ничего не чувствовал и все время повторял «Они уже рядом они приближаются»
- Кто? Кто приближается? – слезы давили, но он старался сдерживать их, потому что он сильный, потому что Джаред должен чувствовать себя под защитой, должен быть уверенным. В чем?..
- Хранители врат… они зовут меня. Слышишь? Они выкрикивают по очереди мое имя. Ты ведь тоже слышишь? – он взглянул на Шеннона.
Но Шеннон только сильнее прижался к нему и теперь не сдерживаясь, рыдал, пока вовсе не уснул.
- Спи, Шенни, мой дорогой, тебе понадобиться много сил, потому что он зовет, я больше не могу сопротивляться – шептал он…


Глава 7. Эпилог.

Этот день начался вроде, как и все предыдущие, с одной лишь разницей – отпечаток прошлой ночи. Джаред все еще спал, а Шенн сразу же после душа позвонил Томо.
- Привет.
- Шенн? Что у тебя с голосом?
- Ему совсем плохо. Он всю ночь бредил, я думал, я сойду с ума, слушая его. Господи. Я не знаю что произошло, но это переходит все границы. Сейчас он спит. Томо можно мне его привезти к тебе. В студию я боюсь его пока везти и домой тоже, мама не обрадуется и тем более…
- Конечно – резко прервал его хорват. – Может мне самому к вам приехать. Помочь.
- Всё нормально. Я думаю, я справлюсь. Пусть сегодня отдыхает. Вчера у него была веселая прогулка – он горько ухмыльнулся
- В смысле? – поинтересовался Томо
- Еле стоял на ногах, бледный, шея вся в синяках… я не знаю, в какую историю он опять впутался. Он стал очень неосмотрительным. Совершенно не беспокоиться о себе. Даже обо мне. Я же не смогу без него – голос его дрогнул, и на глазах вновь выступили слезы.
- Все хорошо. Не выпускай сегодня его никуда, пусть лучше спит. А завтра посмотрим, как он будет себя вести здесь, и потом уже решим, что делать.
Тут Шенн услышал, как Томо кто-то позвал и он, не смея задерживать того, попрощался и пошел на кухню.
Джаред все еще спал, когда он после завтрака вошел в комнату. Шеннон взял свой дневник и тихонько вышел из комнаты, прикрыв дверь.
«16 мая 20** года
Я не знаю, что его тревожит так сильно, но он, кажется, сходит здесь с ума. Когда-то давно было что-то похожее с ним, но мама увезла нас, я даже не понял, но кажется это, то, же самое, хотя я и не уверен, возможно, что он склонен к сумасшествию, он всю жизнь периодически меня удивлял своими странностями, и теперь – это просто обострение, надеюсь, завтра все измениться…»
День прошел тихо, но напряженно. Джаред был похож больше на тень чем на живого человека, возможно, это последствия вчерашней прогулки. Он так и не объяснил ничего. Джаред боялся начать какой-либо разговор. Даже не смотрел в глаза брату, когда они были в одной комнате. Теперь он считал – это миссией, и боялся, что взгляд брата может остановить его.
«Тогда будет очень плохо. Очень плохо. Он выбрал меня. Я должен».
Он сидел на кухне, когда Шеннон позвал его. Зайдя в комнату, он увидел брата за лэптопом
- Послушай это, новое творение Трента Резнора. – он включил запись

(How To Destroy Angel – A Drowning)

Джаред стоял, слушая этот голос. Его глаза выражали ужас, так как это оказался тот самый голос. Голос города. Это она?!
На улице темнело, и он попросил сделать погромче, чтобы он слышал с другой комнаты. Он зашел и прикрыл дверь. Через некоторое время он вышел весь в белом. Легкая широкая полупрозрачная белая рубашка и белые брюки. Он взглянул на Шеннона и глубоко вздохнул.
- Мне надо на воздух…
- Нет! Сегодня ты останешься дома!
- Шеннон… - глаза уже не выражали той любви, с которой он всегда смотрел на брата независимо от того обижен он был или нет. – Ты знаешь, я ведь уйду. Лучше отпусти.
Взгляд снова поменялся, будто чувствуя грядущий скандал, он решил сделать все, чтобы этого не было.
- Я вернусь,… мне просто нужен воздух. А когда вернусь, я расскажу тебе что случилось вчера, и мы поговорим, – глаза были почти искренни. Почти. Игра. Но… Шеннон поверил окрыленный тем, что брат сам предложил поговорить. Он обнял его, а Джаред закрыл глаза и глубоко вдохнул его запах.
- Только недолго. – Шеннон улыбнулся. В глазах появился огонек.
Он вышел из дома и, подняв глаза к окну, увидел Шеннона. Он улыбнулся ему. Затем он оглянулся и, недолго думая, направился через квартал туда, где вчера видел девушку на крыше. Он без труда нашел это место, так как оно было по соседству с его любимым клубом. Забравшись на крышу, он встал на край босыми ногами. Город сегодня особенно торжественен, в ожидании новой жертвы. Блики огней на шоссе, движение. Всё…ожило. В памяти снова звучали звуки A Drowning, и он закрыл глаза, наслаждаясь ночной прохладой щекочущей тело. Джаред медленно стал раскрывать руки, словно это были крылья. Он шептал всего одну фразу:

…I don’t think, I can’t, save myself…

Беспременно, словно молитву.
Затем. Последний вдох. Последний шаг. Минута свободы и… темный экран… пустота…


19 мая 2010 года

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

20:47 

ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ

think positive...think thirty!!!
- Название: ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Slash, Angst, Deathfic
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto; Tomo Milicevic
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первый полноценный фик. Главы 1-3

Глава 1


Нежно - розовый туман опускался на город, укутывая его собой, будто желая скрыть от чего-то. Чего-то очень страшного. Боли повседневных страданий или крика духов космоса. Нам этого не узнать, покуда мы все еще смертны и покуда будет являться эта таинственная оболочка. А тем временем туман все больше густеет, становясь постепенно победно-синего цвета и передавая ночи свои полномочия.
Он сидел за огромным столом у окна и уже семь минут неотрывно смотрел в одну точку. Курсор мигал в самом начале новой странички дневника на экране лэптопа. Его взгляд был пуст, а лицо чересчур мрачно. Он потерялся в собственной душе. Этот странный туман принес ему новые идеи, он написал песню, но тут, же порвал лист, считая, что это слишком, все слишком. Мир стал чужд. Тут внезапный звук дождя вырвал его из размышлений и он, глубоко вздохнув, принялся за запись:
"14 мая 20** года.
Одиночество. Как внезапно оно может поймать тебя в свою сеть. Нет, это более не депрессия. Это сильнее... Я осознал... В итоге... Чего я добился за 38 лет? Посчитаем плюсы:
- любимое дело
- признание
- слава
- моя вторая семья - Эшелон
- толпы визжащих фанаток (они напоминают мне некоторых из моих бывших)...
Он улыбнулся собственным воспоминаниям и продолжил свой список.
...- адреналин и т.д. Можно перечислять бесконечно... Я сам добился этой идеальной, с одной стороны, жизни для себя. С другой, все плюсы - они же мои минусы. Дело, слава, даже Эшелон собственно не являются ничем. Мало кто остался сейчас из того Эшелона, который хотя бы пытался..., новый же - эгоистичен, лжив и чересчур фанатичен. Они делают из меня бога. А я хотел бы быть человеком! Для них, для всех, для самого себя. Они не могут разглядеть мою душу, сквозь обертку внешности, точно ребенок, получивший конфету в блестящем на солнце фантике, не может открыть ее, завороженный этим блеском. И потом, конфета уже просто болтается в ручонке, пока еще представляя для него интерес. Но в итоге замененная новой более шуршащей и сияющей выброшена, так и не будучи попробованной на вкус. Также и они. Им хватало моих глаз, тогда я написал тексты, дающие частично ключ к моей душе, только нужно искать, старт дан и снова они не захотели увидеть больше чем я им даю. Ладно. Я открыл им себя без остатка, а они, в основной своей массе увидели там её. Господи. Мы же все люди, твари твои, живем, в одном, созданным тобою мире, но по этой дороге я иду в совершенном одиночестве. Одиноко одинокий странник. Хотя со стороны так не покажется. Но это так. Только он мог мне помочь. Только он со мной всегда, в бури и перемены. Внутри меня. В дни колебаний и боли. Даже когда все узнал, он не показал, точнее, очень старался не показывать удивления и тем более отвращения. Он знает и чувствует меня как никто иной ни вчера, ни через много тысяч лет, когда уже и праха не останется, но он будет со мной. Я верю. Верю... но..."
За окном уже начинала заниматься заря, и он не заметил, как заснул, прямо здесь, в этом хаосе мыслей.

Глава 2

Он проснулся от мягкого аромата кофе и горячей выпечки, которым в это утро пропитались все комнаты маленькой квартиры на 4 этаже 48 этажного небоскреба. Идеальное место. Не слишком высоко, чтобы была возможность разглядывать машины и пешеходов, и не слишком низко - чтоб не касаться пятками земли и чувствовать себя свободным. И живым.
Он проснулся. Ничего не поменялось со вчерашней ночи. Холод и ненависть. И пустота. Что-то явно ушло из его жизни. Звонок телефона. Монотонный голос: "Да, привет. Нет, нет, все нормально. Да. Точно. Ну, правда, все хорошо. Я просто только проснулся. Ну, хорошо. На следующей неделе, как и собирались. Я тоже скучаю по тебе, да, давай. Пока".
Он тяжело вздохнул и только теперь обратил внимание на экран ноутбука. Все тот же мигающий курсор, но… Безразлично. Вдруг его взгляд упал на бумаги, лежащие вокруг и он будто что-то вспомнив начал рыться среди листков. Найдя, наконец, нужное он долгое время изучал лист бумаги и потом с каким-то обреченным видом начал новую запись в дневник:
«15 мая 20** года.
Больше не во что верить. Вера. Вера. Вера. Почему все вдруг заговорили о ней. Когда верил я, окружающие прославляли атеизм, почему же теперь все наоборот. Мне теперь совершенно все равно. Апатия. Ненависть…к самому себе. Я даже не хочу быть с ним. Его все равно нет. Никого больше нет. Исчезли. Конечно, они существуют. Но я не я и их нет. Да, я Джаред Лето, фронтмен группы 30 seconds to mars, у которого много последователей, но я не Джаред Лето, человек, просто нуждающийся в настоящей жизни, я проиграл ее славе. Я пытался ее воссоздать там, где ее в принципе не может быть. Эшелон – семья, мы первые зашли так далеко и нами восхищаются, но они тоже уже не они. Тщетные просьбы не льстить. Тщетные слова. На автомате вся жизнь, стандартные интервью – стандартным вопросам стандартные ответы. Из раза в раз. Как механизм. Automatic. I imagine. I believe… Я потерял смысл веры…

Вера — признание чего-нибудь истинным без опоры на факты или логику, лишь на основании внутренней (субъективной) уверенности, которая не нуждается в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их.

Мне пришлось слышать от одного американца такое определение веры: это то, что дает возможность поверить в то, что мы считаем невероятным. (с) Брем Стокер «Дракула»

Значит веры все же нет. Потому как жизнь монотонна и безгранично обыкновенна. Постепенно тает вера в него. Он идет со мной только по другой стороне шоссе. Я вижу его и даже слышу, но мы не рядом. Я больше не рядом. И со мной никого нет. Группа. А разве женишься на ней, и она родит тебе ребенка. Фанаты тоже что-то из разряда группы. Никогда не увидят в кумире человека. Это невозможно. Одно дело – ты дружишь с человеком, общаешься, другое – делаешь его другом намеренно, не зная его, просто любишь. Он кумир. Не. Друг. Шеннон. Томо. Тоже перестали понимать. Я чувствую себя чужым. Этот мир не мой…»
Снова не закончив мысль, он вдруг вскочил, подсознательно почувствовав острую необходимость увидеть брата. Окликнул его пару раз, но в ответ только тишина. Он зашел в его комнату и только хотел выйти, но его привлек объект, лежащий на кровати. Книга. Подойдя, он взял ее в руки – Джером Д. Сэлинджер «Над пропастью во ржи».
Ему внезапно вспомнилась сцена

«- Знаешь такую песенку - "Если ты ловил кого-то вечером во ржи..."
- Не так! Надо "Если кто-то звал кого-то вечером во ржи". Это стихи Бернса!
- Знаю, что это стихи Бернса.
Она была права. Там действительно "Если кто-то звал кого-то вечером во ржи". Честно говоря, я забыл.
- Мне казалось, что там "ловил кого-то вечером во ржи", - говорю. -
Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом - ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело - ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему».

«Стеречь ребят над пропастью во ржи» - ему живо как никогда представилась эта ситуация. Она была настолько близка, что он подумал, не сходит ли он с ума. Он вернулся к своему столу и, собрав аккуратно все листки в стопку, пошел на кухню перекусить.
В это время хлопнула дверь и он, дождавшись лишь пока брат зайдет на кухню, быстро сказал, не давая Шеннону даже перевести дух после прихода.
- Я хочу поехать в Центральный парк. К тому пруду, у Южного выхода, посмотреть, замерзает он или нет, а если замерзает, куда деваются утки?
Шеннон, странно посмотрев на него, вдруг улыбнулся:
- Был в моей комнате?
- Да
- И-и-и-и? Это шутка? – он уже думал, что розыгрыш раскрыт.
- Не совсем – предельно тихо, и растягивая слова
Лицо Шеннона стало серьезным, даже испуганным.
- Тогда…зачем тебе в парк? Джаред, что с тобой происходит?
Джаред опустил глаза. А Шеннон продолжал, наконец, выдалась возможность узнать:
- Все те месяцы, что мы здесь живем, я вижу, как ты сидишь, уткнувшись в лэптоп, и пишешь, что-то. А точнее дневник. Я видел пару раз мельком. Но не одной его страницы нет. Что ты скрываешь?
- Ничего… просто, я удаляю их на следующий день, – он говорил так спокойно, будто это самое обычное, правильное действие. – Прошлое не так важно. Оно приходит и проходит, и мы забываем детали даже спустя секунды. А записи, даже самые точные через некоторое время не будут представлять никакой ценности. Вспомнить все в точности невозможно. Если помнить все, можно сойти с ума.
- Джаред, с тобой все в порядке… ты мрачнеешь с каждым днем. Отсутствие нашего прежнего бешеного ритма жизни сказывается на тебе не лучшим образом. И зачем тебе в парк, прошу, объясни мне, почему книга вдруг так подействовала на тебя?
- Я хочу знать, куда деваются утки зимой?
- Но, сейчас конец весны, Джаред. Джа-а-аре-е-ед. Что случилось? Если плохо, расскажи мне, я же всегда мог тебе помочь.
Но он уже не слушал Шеннона, снова уставившись в одну точку. Тут он встал и ушел в свою комнату, где снова принялся что-то печатать. Шеннон же вернулся к себе и внес запись в свой дневник:
«Что-то происходит/произошло с братом… он потерян и стал выглядеть хуже. Словно занят каким-то трудоемким делом 24 часа в сутки и от выполнения зависит его жизнь, потому что он совсем не отдыхает, судя по его виду. Он не хочет говорить со мной. Последний раз мы разговаривали по душам в туре. А сейчас… он замкнулся в себе. Надо увезти его из Нью-Йорка. Я ошибся. Я должен его увезти. Пока не поздно»
Тут он понял, что уже некоторое время не слышит стука клавиш и, выглянув, увидел, что комната пуста. Лэптоп по-прежнему был включен и, последней записью было:
«Ушел в город. Нужно проверить догадки. И если они подтвердятся, то…
Буду делать записи каждый час в течение всех последующих суток».

Глава 3

Далеко, далеко, на земле, которую не может изменить время…
Давным-давно в обители Сердец и Призраков…
(с) 30 Seconds To Mars – Vox Populi

Шеннон уж около 15 минут, с безнадежно-угрюмым видом расшифровывал для себя сегодняшнюю запись Джаред в его так - называемом дневнике одного дня. Еще через некоторое время он вытащил пачку сигарет и довольно таки нервно закурил, так как единственный вывод, который пока объяснял ему все, это сумасшествием его брата. Тут зазвонил его телефон и он, вздрогнув, схватил его, пару раз, чуть не уронив. «Нервы, нервы» - подумалось ему. Звонил Томо. «Да, я слушаю. Да все просто отлично, вот только.… Да, а откуда ты знаешь? Ах, вот что? Ну-у вот я бы не считал это нормальным. Мы говорили, и-и-и… давай я приеду, и мы поговорим. Его все равно не будет еще сутки. Ну, вот так. Он не сказал. Ладно, давай, я выезжаю»
Через некоторое время Шеннон был уже у Томо.
- Привет
- Приве-е-е-ет – радостно завопил хорват и начал тискать барабанщика в объятиях.
- Ладно, ладно, я понял, что ты скучал, – пытаясь вырваться как можно нежнее, чтобы не обидеть друга.
- Ну как ты?
- Я-то хорошо, но вот Джей?
- Э-э-эм, может, пройдем в дом, у соседних домов довольно-таки острый слух.
Шеннон, улыбнувшись, прошел в дом, где всегда пахло одинаково приятно, именно домом, уютом и спокойствием. Еще по дороге он сомневался, стоит ли впутывать сюда Томо, если что-то случиться ему будет очень трудно, он всегда переживает за что-то вдвойне больше, чем Джаред и тем более я… но сейчас я понял, что это просто необходимо и обстановка так благополучно располагала к разговору.
- Что-нибудь будешь? – спросил Томо, быстрым шагом направляясь на кухню.
- Чай. И может быть перекусить. Я не завтракал. Спасибо, Томо.
- За что? За все это время мы стали как братья, поэтому не благодари, – выглядывая с кухни, проговорил он.
Шеннон только улыбнулся, переводя взгляд на комнату, и хоть она была ему хорошо знакома, он вновь начал пристально рассматривать предметы, погруженный в свои мысли.
Внезапно он вздрогнул и посмотрел на Томо, казалось, прошло всего пара секунд, но Томо уже разложил приборы и чай на журнальном столике в гостиной. Он сел рядом с другом и утешающее положил ему руку на плечо, говоря тем самым, что ему полностью можно довериться. Шеннон отхлебнул немного из чашки и проговорил:
- А он больше совсем не пьет чай, и горячий шоколад не пьет, только воду или кофе. Он изменился с момента как мы переехали, точнее сначала он будто стал расцветать, так как я видел, что тур изнурил его, хоть он никогда и не показывал вида и тем более никогда бы ни сказал, что устал. И теперь он не говорит, в смысле теперь он вообще ничего мне не говорит, или несет какой-то бред, понятный, судя по всему только ему. Он ведет дневник и на следующий день стирает вчерашнюю запись.
Томо вопросительно поднял бровь:
- Знаешь, я тоже заметил перемену по нашему утрешнему разговору. Он все время старался закончить его побыстрее будто ему было противно со мной говорить. Шенн, а он ничем в последнее время не увлекался, может какая-нибудь новая религия, ну поиски себя там, например, или затворничество, в смысле замкнуться в себе и не пускать никого в свою душу.
Шеннон, обреченно пожал плечами, он ничего не знал.
- Я не знаю о нем больше ничего. Но знаю отлично только одно – он летит в пропасть, причем с неимоверной скоростью, если так и будет продолжаться, конец совершенно ясен. Я мало что могу предположить, исключая твои выводы, но может это город на него так влияет. Я не знаю. Просто раньше же все было хорошо. Сейчас вот он ушел на прогулку проверить какую-то свою догадку о чем-то. И собирается каждый час в течение суток вести записи. А потом он видимо что-то решит.
- А может это розыгрыш, наш малыш Джаред просто решил нас напугать, он же отличный актер и не упустит никогда возможности это доказать, - Томо с надеждой в глазах посмотрел на друга.
- Глупая шутка. За такие шутки людей запирают в белых комнатах с мягкими стенами. И травят препаратами, пока они не станут овощами, а потом просто спихивают все на тяжелый, еще не известный науке случай. Сегодня утром он сказал, что хочет пойти в Центральный парк и посмотреть, куда деваются утки, когда озеро зимой замерзает.
- Сэлинджер? Хм. И это снова доказывает, что все это розыгрыш, будь все на самом деле, он не стал бы упоминать известный всем эпизод, причем из его любимой книги.
- Думаешь? – Сейчас Шеннон готов был поверить любому, кто скажет, что с его братом все нормально. А тем более близкому другу.
- Уверен. Вот увидишь, вернешься ты домой, он будет там и еще накричит на тебя, где ты пропадал. Хех, - Томо улыбнулся и ласково потрепал Шеннона по руке.
- Ой, ну вот откуда ты все знаешь, что он накричит, а?
- Знаю.
- Знающий ты наш, а. – Шеннон уже успокоился и с удовольствием грыз печеньки, испеченные хорватом.
- А вот трудно догадаться, прям. Он и в туре орал на тебя, когда ты либо опаздывал на интервью, но это немного другое. А вот когда ты поздно возвращался в номер, после очередного концерта, в каком-нибудь незнакомом городе, вот тогда я даже через стену слышал, как он метает молнии, хорошо хоть меня током не стукнуло, а-то было бы на вашей совести.
- Ой-ой-ой, какими мы вдруг нежными сделались, хотя мне все понятно, Викки сделала из тебя человека. Ты стал довольно милым. Ну, по крайней мере, ты бреешься. – Он дотронулся до щеки хорвата, – но все так, же не стрижешься – и, шутя, дернул его за локоны.
- Хе-е-ей перестань – Томо сделал обиженный вид, но Шеннон тут, же его обнял и поблагодарил.
И именно сейчас он был рад тому дружескому объятию и тому, что все же послушал Джареда и ничего ему тогда не сказал о них. Неизвестно как бы сейчас он относился к ним. А ему необходимо было, чтобы его поняли и утешили, ведь он терял самого дорогого человека на земле, но теперь почти был уверен, что это шутка. Он поверил Томо, хотя сам не понимал почему.

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

20:49 

ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ (pt. 2)

think positive...think thirty!!!
- Название: ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Slash, Angst, Deathfic
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto; Tomo Milicevic
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первый полноценный фик. Главы 4-5

Глава 4.

A million little pieces I've stolen from… me…

(Продолжить)
Джаред сидел за лэптопом и знал, что брат сейчас в своей комнате. Чтобы сделать вид занятости он стучал по клавишам, просто хаотично стучал, думая не о чем. Вдруг ему показалось, что он задыхается и ему нужен воздух, он открыл окно, вдыхая полные легкие, но ему казалось, что ничего не менялось, а что должно было произойти?! Что-то! Так всегда бывает, но ничего не происходило, он вернулся к столу, сел и обхватил голову руками, неотрывно смотря на экран. Потом он стер все что «настучал» и написал, сам не понимая пока, что значит эта фраза:

«Ушел в город. Нужно проверить догадки. И если они подтвердятся, то…
Буду делать записи каждый час в течение всех последующих суток».

Будто она снизошла на него откуда-то, и теперь он должен был выполнить это послание. Он собрался и быстро и бесшумно покинул квартиру.
«Не чувствуется ничего совершенно, только хочется спать. И мысли не фокусируются на нужном. Так, сейчас 15.49. через десять минут начну свой эксперимент» - думал он, идя по улицам, казалось до боли знакомого, но такого отталкивающего города. Он шел, не смотря по сторонам и пытаясь сфокусировать свои мысли. Безуспешно. Он думал о чем угодно. О завтрашнем интервью, которое теперь в данный момент, он собирался отменить, так как больше не хотел ни с кем говорить, ни о чем, тем более о музыке. Привычные старые ритмы стали таить в себе сокровенный смысл, и теперь он боялся, что кто-либо поймет и узнает его душу. Он больше не хотел никого в нее пускать. Совершенная противоположность себя позавчерашнего, когда он так надеялся на общество такого же, как он, что бы его душа, наконец, была понята кем-то не из своего окружения или семьи. Он думал, что странно слишком быстро меня свои убеждения, это неправильно. Но ничего не мог с собой поделать. «Пожалуй, пора начать. Время» он достал свой блэкберри и внес первую запись:

16.00 – Нужно сфокусироваться на самом себе и понять истинную сущность. Метания меня добивают. Перемена. Я чувствую, как отвергаю каждую из новых своих идей, начиная поиск чего-то более значимого. И город только подстегивает меня в этих поисках. Я не хочу больше думать. Я хочу разучиться мыслить. Слишком непонятно то, что я ищу. Я не могу представить себе. Сформировать в воображении. Образы. Звуки. Все почему-то изменилось.

Он сохранил первую запись. И направился дальше, ближе к заливу в Бэттери парк. Только вода могла дать ему успокоение. Шум и аромат океана. Эта безмятежность. И больше не нужно ничего. Не суеты города, не собственные позиций в жизни. Есть ты и океан. И та сила, с которой вы притягиваетесь друг к другу. Он шел достаточно быстро. И уже через 45 минут был у залива. Солнце сегодня, как ни странно грело мягко, а легкий ветер дополнял эту погоду. Можно было видеть как каждый сидящий в сквере или на траве наслаждался этим днем и впитывал его в себя. Блаженно прикрытые глаза и легкая улыбка подтверждали это. У самой воды ветер был чуть сильнее и гудел в ушах. Достаточно красивая мелодия, если ты в силах ее уловить. Джаред мог это как никто другой, мало кто знает, что его музыка рождена природой. Музыка во всем. Ветер. Дождь. Игра теней. В ней тоже можно было уловить ритм. Он научил этому брата. И затем Томо, чтобы они вместе могли создавать чистую музыку. Музыку, души и природы.
Музыка. Он понял, в чем сейчас он нуждается. Он включил плеер, который всегда был в его куртке и стал медленно прогуливаться вдоль края, а следующая запись содержала только одну фразу:

17.00 – Nine Inch Nails – Leaving Hope

Он решил побыть здесь до заката и стал просто наблюдать за плавно двигающимся к горизонту солнцем, за его мерцающим отражением в воде, которое уже все меньше давило на глаза своей яркостью, за судами, медленно, лениво плавающими в заливе. Далекий силуэт Статуи Свободы казался призрачным в лучах заходящего солнца, и стоило бы усилиться порывам ветра, как она разлетится миллионами пылинок по округе. Или рассеется подобно тому вчерашнему туману. Он внес очередную запись:

18.00 – Легкость. Раскрой объятия подобно крыльям птицы и ты сможешь взлететь. Порывы ветра поднимут тебя до облаков, где можно будет укутаться в них как в одеяло. Легкость. Закрой глаза и подумай. Не о чем. Просто почувствуй, как твое тело поет песнь веков. Ты сможешь погладить воздух рукой. Ты сможешь дотронуться до облаков. Ты сможешь летать. Ты сможешь летать. Поверь мне…

Прогулка продолжалась, а солнце все набирало обороты, будто начинало скатываться с горки. Закат уже вовсю алел на горизонте и у самого края, на лавочках, собралось много туристов наблюдать за этим. Он услышал разговор двух человек:
- Эллис, это прекрасно, ты только взгляни. Такого в Лондоне не увидишь. Совершенно другой закат. А ведь Солнце одно.
- И здесь так тепло. Я так рада, что моя первая практика проходит именно здесь. И ты смогла приехать. – Отвечала другая, улыбаясь и обнимая подругу. Видимо они дружат с самого детства. Так просто. Удивительно. Он задумался, но тут, же вернулся, потому что его локоть нечаянно задел проходящий старичок, еще и что-то пробурчал. Старики. Вечно они что-то бурчат себе под нос, на что-то жалуются. Он вновь взглянул на горизонт и проводил легкой улыбкой этот день и солнце, подарившее ему покой и легкость. Но дальше снова город. Кажется, что этот парк защищен от его воздействия. А город…

19.00 – Не хочется покидать этот мир. Но… (запись несколько раз дополнялась и исправлялась, но Джаред так и не пришел к единому мнению)

Он покинул парк и на одном из перекрестков свернул в квартал, откуда побрел, просто, никуда, сворачивая, где ему вздумается, и теперь уже довольно пристально всматривался в окна, в которых таял день, блекли его прощальные краски. Он искал в них искру жизни. В этих серых зданиях. Но не находил ничего совершенно, более того он чувствовал что отдает что-то от себя. Свою жизнь?! Свою душу?! Он не знал определенно, но чувствовал, как меняется мир вокруг него, и сгущается темнота в его душе. Или вместо души?

20.00 – Город-хищник. Он строит ловушки. Он манит к себе. Даря тебе все, что пожелаешь: высоту небоскребов, чтобы чувствовать себя свободным, скорость дорог. Красоту ночных огней, но он забирает взамен твою душу, делая тебя такими, же, как они. Все они вокруг тебя! Только пустота в глазах и преданность Господину Городу. Я заперт здесь. Я не хочу бежать. Он будет звать меня обратно, как тогда…

Постепенно темнело, но город только начинал оживать. Ночь здесь отличалась от других ночей в других городах. Ночь здесь была временем сбежать от себя. Через пару часов ночные клубы раскроют свои двери и «да будет бал!!!». Он шел, и вечер со своей прохладой давали ему возможность подумать. Он вспомнил запись альбома. Точнее одной его песни. Алиби. Почему и для кого она была написана, знал только он и… соответственно… Более никто. Это была его вина и его алиби. Правда, созданная во лжи. И ложь, которая превратилась в правду. Ведь теперь в нее верили уже двое людей. А больше не нужно. Больше не нужно никому верить. Пусть говорят что хотят. Давно доказано, что лжи как таковой нет. Всё правда, просто для каждого она своя. Искаженная или идеальная. Каков был залог в младенчестве такова и будущая правда. Такова и жизнь. Нет. Нет. У них был отличный воспитатель. Просто. Все очень просто. Один не мог оставить никогда другого. Другой же мог быть понят только им. Такая вот правда.

21.00 – Даже если я сойду с ума или умру, я не хочу терять его…

«Без знаков, без алиби
Мы исчезли быстрее, чем скорость света.
Рискуя, потерпели крах и сгорели.
Нет, мы никогда не будем когда-либо учиться.

Я пал, но снова поднялся
И затем я пал, но снова поднялся, да.

Мы оба могли видеть совершенно четко
Что наш неизбежный конец был близок
Сделал выбор за нас, испытание огнем
Бороться - единственный путь, чтобы чувствовать себя живым

Я пал, но снова поднялся
И затем я пал, но снова поднялся, да.

Итак, мы здесь в час ведьм
Самый быстрый язык делит и пожирает
Делит и пожирает.
Если бы я мог закончить поиски огня
Ради правды, любви и моего желания
Моего желания.

Я пал, но снова поднялся
И затем я пал, но снова поднялся, да»

Глава 5.

Omne ignotum pro magnifico – (лат.) Все неизвестное
представляется величественным. (с) Ван Хелсинг, «Дракула»

Ночь. Чувствуешь себя диким леопардом на охоте в такие моменты, и ты прекрасно знаешь, какими магически-зловещими становятся твои глаза в свете фонарей. Двигаешься медленно, раскованно. Город уснул снаружи. Город живет внутри. Клубный ад, который затягивает тебя.
Он шел по городу, ловя воздух сквозь пальцы. Он чувствовал, как отдает себя по частичкам, становясь рабом этого города. Я. Никогда. Не. Покину. Тебя.
«Ты умрешь для меня?»
«Да»
На лице его промелькнула на мгновенье дьявольская ухмылка. Будто кто-то другой теперь жил в его теле и душил прежнего его, сначала тем, что тыкал его носом в его же ошибки, беспощадно открывая все раны, а теперь просто занимал его место, вытесняя вместе с болью все чувства. Любовь. Радость. Оставляя только каменное надменное выражение лица. Ну а что еще надо звезде такого масштаба. Не без усилия он выкинул эти мысли, даже пришлось остановиться и встряхнуть головой. Решил пойти, как и собирался в клуб, время уже было подходящее,…чтобы напиться,… он улыбнулся этой мысли и пошел в свой любимый ночной клуб. На входе он услышал знакомые звуки. И зашел внутрь. Дым и духи. Неон поначалу давил на глаза, но вскоре он привык и даже расслабился. Помещение уже было довольно таки заполнено и кто-то, уже полулежа, сидел в баре. Он направился туда же:
- Мистер Лето – учтиво улыбнулся ему бармен
- Здравствуй, Сид, как обычно – улыбнулся Джей.
- Есть сер, - произнес тот, шутя, отдавая честь.
- Вольно Сид – подыграл ему Джей, улыбаясь и усаживаясь на место.
Коктейль был готов довольно быстро и Джаред медленно попивал его, оглядываясь по сторонам, меньше всего ему сейчас хотелось встретить знакомого. Он внес очередную запись:

22.00 – Сколько соблазнов в этой жизни. Бежать от них нет смысла. На их замену придут другие более распространенные там, куда ты бежишь. Лучше остановись сейчас, пока не стало хуже. Тебе самому. Отдаться во власть страсти, будто впервые влюбленный… кто посмеет осудить. Никто.

Спустя некоторое время он перешел из бара в ложу, где темнота и ты спокойно можешь думать, не опасаясь за свои мысли. Он сидел, откинувшись на мягкую спинку дивана, в полнейшей темноте, только глаза изредка отражали вспышки. Он снова закрыл глаза и вспомнил сегодняшний закат и Алиби и Шеннона. Как же он желал его. Как он хотел, чтобы прямо сейчас он был здесь. Но он знал Шеннон не придет, потому что только Джей вытаскивал его в такие места. Сам он не любим шум. Он прикрыл глаза и облокотился полностью на диван. Стало немного легче, скорее даже от того, что он погрузился в полную темноту ложи.
- Вы ведь местный? – нежный бархатистый голос раздался внезапно, и он увидел перед собой роскошную блондинку с двумя бокалами мартини. Она улыбалась, но совсем не глупо, как обычно улыбаются блондинки, в глазах пытала хитрость, смешанная с чем, то еще.
«Странно, неужели все так далеко зашло?! Местный ли я… теперь…да…»
- Как вас зовут, - продолжала она, но что-то настораживало, что-то она скрывала.
Он помедлил с минуту, оценивающе оглядывая ее, он любил эти моменты, позволять себе оценивать кого показательно, не скрывая ни одного жеста, а даже показывая больше.
- Джозеф Митч – ответил он. Он не хотел прекращать эту игру, а все прекрасно знали, откуда родом Джаред.
- Могу я присесть? Давайте выпьем за знакомство, я угощаю… – она подсела к нему совсем близко и на ухо прошептала – …новоиспеченных горожан.
Он вздрогнул, но тут, же улыбнулся, подавив в себе себя прежнего.
Она протянула было ему бокал, но тут, же ловко сменив руку, подала другой. Это насторожило Джареда, и он, глядя уже довольно серьезно ей в глаза, попросил тот первый бокал, глупо, но он испугался. Он только рассмеялась и протянула ему первый бокал. «Глупость. Это всего лишь очередная незнакомка…»
- За город и его ночную жизнь, пусть она никогда не гаснет – торжественно произнесла она, и они оба отпили от бокалов.
Еще пара тостов и Джаред совершенно не чувствовал земли под ногами. Ошибка. Его же глупость. Или все было задумано. Он почувствовал легкую слабость и головокружение, когда попытался встать, но она его остановила:
- Не так скоро мистер Лето. Давайте полностью выпьем – на этом слове она сделала особый акцент – эту ночь, до дна, наслаждаясь каждым глотком. Она усадила его на прежнее место, точнее она просто толкнула и он, не в силах удержаться, упал на диван.
Дальше он не воспринимал адекватно уже ничего. Все рецепторы были практически отключены: слух, зрение, речь, однако чувствительность усилилась, казалось до предела. Она коснулась его губ, сначала пальцем, потом своими губами. Сопротивляться больше не было возможности.
- Ты думаешь я не знаю, про тебя. Про твоего брата. – Она начала водить руками под его футболкой, от чего его тело периодически содрогалось, – про вас обоих – он открыл глаза и взглянул на нее. Странная картинка, как в фильмах про наркоманов, губы сохли, какие-то пятна отдающиеся своим появлением стуками в голове, периодически ее лицо.
- Долбаная тварь! – он старался, чтобы это прозвучало как можно угрожающе, но получилось совсем наоборот, обиженный голос полный слез, как маленького ребенка.
Она только громче рассмеялась, целуя его в шею и оставляя на ней следы засосов. Одной рукой она зарывалась в его волосы, другой же ласкала его тело. Он больше не делал попыток уйти, теперь он ждал момента. Что ж как говорят, если тебя насилуют, старайся получиться от этого полное удовольствие. Он прикрыл глаза и откинул голову назад, тяжело дыша. Она видимо была довольна этим результатом и ослабила хватку. Но действие препарата было «в самом разгаре». Тело сходило с ума от ее прикосновений. «Что за дрянь она мне подмешала».
Стоило ей только дотронуться да его паха, раздавался подавленный стон, и он выгибался словно дикая кошка. Она же в свою очередь считала его мышью и измывалась над ним как хотела. Неизвестно сколько прошло времени, но только когда она открыл глаза, она уже не была на нем, однако все так, же продолжала ласкать его. Он выгадал момент и одним ударом сбросил ее на пол. Послышался глухой удар, видимо она потеряла сознание. В ту же секунду прибежал Сид, видимо удар слышал не только Джаред. Сид взглянул на него, и, поняв, что произошло, сказал:
- Джаред, все в порядке. Идите домой. Я все улажу. Я скажу ей, что она просто оступилась, перебрав алкоголя.
Джаред кивнул и попытался двинуться к выходу, но его сильно шатало. Сид дал ему воды и помог выйти и покинул его, заручившись честным словом, что ему уже лучше, и он сможет добраться домой.
Джаред опираясь о стену, прошел до конца квартала. Тут он не выдержал и его стошнило. Голова стала кружиться еще сильнее, и шум в ушах усиливался, почему-то теперь напоминая голоса, которые становились все громче и отчетливей. Перед глазами снова поплыли разные узоры. Улица больше не напоминала себя, и он поднял голову к небу, но там была только тьма, давящая на глаза. Ему показалось, что на крыше он видит что-то белое, фигуру. Шлейф белого платья по ветру у самого края. Она раскрывает руки, как птица крылья и летит вниз. Он, было, испугался, что она разбилась, и закрыл глаза. Но открыв, увидел, что улица так, же пуста, и никаких трупов нет. И на крыше тоже никого. Вдруг он резко обернулся, зрение обманывало его, потому что он видел, что та блондинка вышла с клуба и пыталась преследовать его. Он знал, что это галлюцинация. Попеременно перед глазами то какие-то вспышки, то ее лицо. Голос. «Я знаю…про вас обоих». Он закрыл уши руками и пытался уйти. Через квартал ее голос стал постепенно исчезать, заменяясь другим, непонятно чьим, но до боли знакомым «Ты умрешь для меня? Ты умрешь для меня? Ты умрешь для меня? Ты умрешь для меня?». Джаред мысленно отвечал «Нет» на каждый вопрос, а голос только становился громче, ожидая другого ответа. Наконец не выдержав, Джаред упал прямо на дороге и уже чуть ли ни кричал:
- Да! Да!.. только оставьте меня. Прошу, - он казалось, плакал, поджав колени к груди.

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

20:50 

ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ (pt. 3)

think positive...think thirty!!!
- Название: ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Slash, Angst, Deathfic
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto; Tomo Milicevic
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первый полноценный фик. Главы 6-7

Глава 6.

(Продолжить)
Шеннон вернулся около полуночи, но комнаты пустовали. Он выключил лэптоп брата и сел на диван, глядя в пространство. Теперь волнение вернулось к нему с двойной силой, он курил без перерыва уже 4 сигарету. Другая рука с силой сжимала плед на диване, видно было, как белели костяшки пальцев. Через некоторое время он поднялся и вернулся в свою комнату. Прошло, наверное, часа два со времени его возвращения от Томо, когда он услышал, как повернулся ключ в замке и в прихожей раздался такой знакомый и родной вздох. Он выскочил, но тут, же остановился. Он был испуган видом своего брата. Синяки на шее, куртка и брюки в пыли, бледный вид.
- Джей, что… произошло?
Он только взглянул на него затуманенными глазами. И стал снимать куртку, но она не поддавалась, так как слабость все еще была сильной, и действие препарата прошло не до конца. Шенн подскочил, желая помочь, но натолкнулся на грозный взгляд Джея и молча, пропустил его в ванную.
Через 30 минут Джаред вышел из ванной и пошел к брату, чтобы объяснить свое состояние. Это стало привычкой с тех пор тех пор, как они себя помнят. Шеннон сидел спиной к нему на кровати, оперевшись локтями о колени и опустив на руки голову.
- Шеннон, - его голос был тих и кроток. Он стоял в проходе не смея переступить порог. Он знал, чего стоят его выходки брату.
Шеннон быстро поднялся, отчего Джей испугался, и было попятился назад. Он смотрел на Джареда через всю комнату, и хоть было темно, в свете луны Джаред мог разглядеть отчаяние в глазах брата. Он нерешительно вошел в комнату. И остановился в 1,5 метрах, опустив голову. Шеннон подошел к нему и нежно обнял
- Зачем? Зачем ты делаешь мне так больно? Что происходит, расскажи мне.
После этих слов Джаред отдалился и недоверчиво посмотрел на Шеннона. «Меня, меня он выбрал,…хватит»
В его душе все еще шла борьба, но ее признаков не было видно. Он был спокоен. Потому что это снова был не он. Шеннон смотрел и теперь он видел перемену в брате. На глаза наворачивались слезы, но он не мог плакать. Он никогда не плакал, потому что он старший брат. Потому что надо быть сильным и за себя и за него. Он снова медленно подошел и коснулся рукой щеки брата. Затем он нежно притянул его к себе и поцеловал. Легкое касание, Джаред закрыл глаза и позволил углубить поцелуй. Он вспомнил парк и тот закат, ему захотелось заплакать. Тут Шеннон, будто зная, о чем он думает, отстранился и прижал его к себе, утешающее гладя по спине. Джаред уткнулся в его шею. Затем последовал еще один поцелуй, он ласкал тело Шеннона под майкой.
«Конец всему…скоро…»
Шеннон решил взять инициативу в свои руки и, сняв футболки с них обоих, обнял брата и положил его на кровать. Только страсть и похоть. Они были вместе. Шеннон смог забыть о том, что предшествовало этому, о той боли, которую причинял ему брат, но сейчас он не смел ответить ему болью на боль, он был нежен, каким Джаред его видел очень редко. Сейчас. Здесь. Он жил только настоящим. Не забегая вперед и не возвращаясь назад. Шеннон коснулся губами мочки уха Джареда и легко посасывая, произнес:
- Не бросай меня. Ты не знаешь, насколько я слаб. Когда тебя нет рядом. Прошу.
Острая горечь чувствовалась в этом моменте, в его коже, глазах, наполненных до краев лунным светом. Джаред казалось, пришел в себя после такой встряски. Он обнял Шеннона, сжавшись комком возле него, и неотрывно теперь смотрел на луну.
Спустя время Шеннон, решив, что брат уснул, поднялся к окну и закурил.
- Они уже здесь – вдруг позади Шеннона раздался холодный монотонный голос, он повернулся и увидел Джея лежащего с открытыми глазами. Он смотрел в пустоту стеклянным взглядом.
Шеннон быстро потушил сигарету, сел рядом и стал гладить его по голове.
- Они совсем рядом – голос его глух постепенно, а глаза все стекленели. Шеннона уже начало трясти, на глаза наворачивались слезы. Он жестоко обманулся. Это сильнее чем его любовь, это больнее и это забирает у него брата. Он сгреб Джареда в охапку, но тот будто ничего не чувствовал и все время повторял «Они уже рядом они приближаются»
- Кто? Кто приближается? – слезы давили, но он старался сдерживать их, потому что он сильный, потому что Джаред должен чувствовать себя под защитой, должен быть уверенным. В чем?..
- Хранители врат… они зовут меня. Слышишь? Они выкрикивают по очереди мое имя. Ты ведь тоже слышишь? – он взглянул на Шеннона.
Но Шеннон только сильнее прижался к нему и теперь не сдерживаясь, рыдал, пока вовсе не уснул.
- Спи, Шенни, мой дорогой, тебе понадобиться много сил, потому что он зовет, я больше не могу сопротивляться – шептал он…

Глава 7. Эпилог.

Этот день начался вроде, как и все предыдущие, с одной лишь разницей – отпечаток прошлой ночи. Джаред все еще спал, а Шенн сразу же после душа позвонил Томо.
- Привет.
- Шенн? Что у тебя с голосом?
- Ему совсем плохо. Он всю ночь бредил, я думал, я сойду с ума, слушая его. Господи. Я не знаю что произошло, но это переходит все границы. Сейчас он спит. Томо можно мне его привезти к тебе. В студию я боюсь его пока везти и домой тоже, мама не обрадуется и тем более…
- Конечно – резко прервал его хорват. – Может мне самому к вам приехать. Помочь.
- Всё нормально. Я думаю, я справлюсь. Пусть сегодня отдыхает. Вчера у него была веселая прогулка – он горько ухмыльнулся
- В смысле? – поинтересовался Томо
- Еле стоял на ногах, бледный, шея вся в синяках… я не знаю, в какую историю он опять впутался. Он стал очень неосмотрительным. Совершенно не беспокоиться о себе. Даже обо мне. Я же не смогу без него – голос его дрогнул, и на глазах вновь выступили слезы.
- Все хорошо. Не выпускай сегодня его никуда, пусть лучше спит. А завтра посмотрим, как он будет себя вести здесь, и потом уже решим, что делать.
Тут Шенн услышал, как Томо кто-то позвал и он, не смея задерживать того, попрощался и пошел на кухню.
Джаред все еще спал, когда он после завтрака вошел в комнату. Шеннон взял свой дневник и тихонько вышел из комнаты, прикрыв дверь.
«16 мая 20** года
Я не знаю, что его тревожит так сильно, но он, кажется, сходит здесь с ума. Когда-то давно было что-то похожее с ним, но мама увезла нас, я даже не понял, но кажется это, то, же самое, хотя я и не уверен, возможно, что он склонен к сумасшествию, он всю жизнь периодически меня удивлял своими странностями, и теперь – это просто обострение, надеюсь, завтра все измениться…»
День прошел тихо, но напряженно. Джаред был похож больше на тень чем на живого человека, возможно, это последствия вчерашней прогулки. Он так и не объяснил ничего. Джаред боялся начать какой-либо разговор. Даже не смотрел в глаза брату, когда они были в одной комнате. Теперь он считал – это миссией, и боялся, что взгляд брата может остановить его.
«Тогда будет очень плохо. Очень плохо. Он выбрал меня. Я должен».
Он сидел на кухне, когда Шеннон позвал его. Зайдя в комнату, он увидел брата за лэптопом
- Послушай это, новое творение Трента Резнора. – он включил запись

(How To Destroy Angel – A Drowning)

Джаред стоял, слушая этот голос. Его глаза выражали ужас, так как это оказался тот самый голос. Голос города. Это она?!
На улице темнело, и он попросил сделать погромче, чтобы он слышал с другой комнаты. Он зашел и прикрыл дверь. Через некоторое время он вышел весь в белом. Легкая широкая полупрозрачная белая рубашка и белые брюки. Он взглянул на Шеннона и глубоко вздохнул.
- Мне надо на воздух…
- Нет! Сегодня ты останешься дома!
- Шеннон… - глаза уже не выражали той любви, с которой он всегда смотрел на брата независимо от того обижен он был или нет. – Ты знаешь, я ведь уйду. Лучше отпусти.
Взгляд снова поменялся, будто чувствуя грядущий скандал, он решил сделать все, чтобы этого не было.
- Я вернусь,… мне просто нужен воздух. А когда вернусь, я расскажу тебе что случилось вчера, и мы поговорим, – глаза были почти искренни. Почти. Игра. Но… Шеннон поверил окрыленный тем, что брат сам предложил поговорить. Он обнял его, а Джаред закрыл глаза и глубоко вдохнул его запах.
- Только недолго. – Шеннон улыбнулся. В глазах появился огонек.
Он вышел из дома и, подняв глаза к окну, увидел Шеннона. Он улыбнулся ему. Затем он оглянулся и, недолго думая, направился через квартал туда, где вчера видел девушку на крыше. Он без труда нашел это место, так как оно было по соседству с его любимым клубом. Забравшись на крышу, он встал на край босыми ногами. Город сегодня особенно торжественен, в ожидании новой жертвы. Блики огней на шоссе, движение. Всё…ожило. В памяти снова звучали звуки A Drowning, и он закрыл глаза, наслаждаясь ночной прохладой щекочущей тело. Джаред медленно стал раскрывать руки, словно это были крылья. Он шептал всего одну фразу:

…I don’t think, I can’t, save myself…

Беспременно, словно молитву.
Затем. Последний вдох. Последний шаг. Минута свободы и… темный экран… пустота…

19 мая 2010 года

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

07:52 

УЙТИ... ВЕРНУТЬСЯ...

think positive...think thirty!!!
- Название: УЙТИ... ВЕРНУТЬСЯ...
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: драбл, AU, songfic - 30STM - Alibi
- Персонажи и пейринги: догадайтесь... :)
- Рейтинг: G
- Статус: закончено
- От автора: не шедевр, но все равно дорог мне, мой фик, мой маленький ребенок. Думаю не стоит писать сюда это огромное поздравление, просто скажу, с Днем рождения Валя!




Пустота.
Темно.
Холодно...
И... «Одиноко?!»
Закрываешь руками глаза, прячась поглубже в одеяло. Накрываешься с головой. Позволяешь себе слабость. Хочешь заплакать и представляешь, как проплачешь всю ночь. Из-за чего? Просто. «Тебе все еще нужны причины?!»
Строишь иллюзии и потом разбиваешь их, бросая в воду, а отблески в небо. Веришь во сны. И в то, что этим утром в дорожной разметке промелькнуло отражение света. «Ты сможешь поверить?!»
Замирая у края пропасти, становишься частью созвездий. Целым миром, сбегая в ту же секунду в параллельный мир.
Дороги.
Полосы.
Мысли.
И чайки, сопровождающие сквозь огромное стекло автобуса. Серое небо. Серые облака. Разница в пару тонов. И ты уже любишь его. Разница в миллион километров и 30 секунд чтобы остаться там навсегда. Утонуть в мире снов и валькирий. Там где можно открыть всю правду о них. Там где закаты длятся столько, чтобы ты смог осуществить последнее желание. Чтобы успел найти. Свой пусть. От конца и к началу. Исчезнуть. Снова.
И на века.
И вернуться когда позовут.
Потому что ты так и не смог сделать выбор.


15 июня 2010 года

@темы: фанфикшн, сонгфик, драбл, 30 Seconds To Mars

22:42 

Mad World

think positive...think thirty!!!
- Название: Mad World
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Angst (a little), OOC
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto;
- Рейтинг: G
- Статус: закончено
- От автора: song: Gary Jules - Mad World






Пожирая солнце в двух измерениях город из калифорнийской глубинки вчера жил у подножия Гималаев, вдыхая жизнь, скользящую меж силуэтов. Красный, белый, красный, белый... рельсы... Фары в фокусе. Звезды в полдень на расстоянии вытянутой руки.
Так просто?
Фиолетовый мир голубых глаз сквозь осколок розового стекла...
Вспомнить...

годами ранее...

Он выглядел так счастливо когда подносил свою новую находку – розовое стекло к глазам и вглядывался, в какой-нибудь объект.
- Эй, брось, ты, где это взял, хочешь выколоть себе глаза - подбежал брат и попытался отобрать у младшего стекло.
- Не-е-ет, - пронзительно завопил тот, - оно мое-е-е.
- А-а-ай, ладно оставь его себе, только не кричи больше. - Замахал на него руками брат.
- Просто оно розовое... я таких раньше не видел, есть зеленые, коричневые и даже синие, - объяснял он, жестикулируя руками, - и кажется еще бывают желтые, или нет, или да. Нет, кажется все же...
- Кхм.
- А? Ах, да, так вот, все так красиво когда в него смотришь, тепло. Там другой, совсем другой мир... - он смотрел, куда-то сквозь, улыбаясь одними глазами.
- Так, все, хватит витать в облаках. Пошли домой, и ладно, оставь себе стекляшку, только чтобы мама не видела, она итак переживает из-за каждой твоей царапинки и синяка.- Он нахмурился, взял брата за руку и потащил домой.
"Почему? Почему он не видит этого? Не может понять, или просто не хочет... Не хочет... - постепенно затихало в его мыслях. - Я докажу! Ему и всем. Что все это реально. Все это реальность! - хитро ухмыльнувшись, он взглянул на небо сквозь свое стекло. - Время... Нужно только время..."

...

- Ши, ты веришь в это? О боже. Сразу получить главную роль. Это...
- Вот только не говори мне снова, что это благодаря тому осколку.
- Но, ведь... Мне на самом деле везет все эти годы... И посмотри, это распространяется даже на тебя. Последние 12 лет, наша жизнь проходит налегке.
- Вот только не надо. Вспомни, как ты горбатился.
- Недолго. И, как видишь, это дало значительные результаты.- Он улыбнулся.
- Ну, может...
- Ага, ага, значит я прав.
- Нет! - он развернулся и вышел из комнаты.
Брат только посмотрел, насупившись ему вслед.

...

Что Вы видите, стирая рукой запотевшее зеркало в ванной?
То же что и каждое утро.
Мы никогда не заметим изменений в себе.
Все те же щетинистые щеки, голубые глаза и… крылья за спиной.
Год от года.
Пока мыслишь.
Идеи, идеи.
Пока веришь…
Верил...

«Mad world... Mad world...»

- Я не сойду с ума. Я не сойду с ума! Я НЕ СОЙДУ С УМА!!! - с силой сжимая кулаки
- Джаред, Джаред с тобой все в порядке? Джаред. Открой, - доносился голос из-за двери.
Он вздрогнул. В раковину упал окровавленный розовый осколок.

...

- Так!- Он кинул перед братом статью – Именно так будет называться наша группа.
- 30 секунд до Марса? Брось. Это не то. Длинно и потому забудется быстро. Что-то покороче и позвучнее...
- Шеннон, ты не понял. Это название отражает дух наших песен.
- Это провал, пойми, сейчас всем нужны или легенды или хотя бы те, кто не грузит никого даже названием группы, не говоря уже про тексты…
- Заткнись! Все останется так. Мы договорились, что название выбираю я. На тебе отбор претендентов.
- Да пошел ты. Делай что хочешь, – он быстро встал, и, хлопнув дверью, вышел из гостиной.
Джаред сел на кресло, опершись локтями о колени и уронив голову на ладони…

...

- Ну как тебе наш праздник длиною уже в полгода?
- Мм-м-м?
- Ше-е-ннон, Группе 10 ле-е-е-т. А-а-у-у.
- Ах, это.
- Да, – он улыбнулся. – Как видишь, провальное название живет уже 10 лет, с юбилеем братишка.
- Да, вижу,… я ошибся, прости.
- Нет, это ты прости, я просто очень… странный?! – он пожал плечами, – но я обещаю тебе, я не сойду с ума. Обещаю. – Он обнял брата.
- Пойми, я волнуюсь.
- Все хорошо. Все будет – он сделал особый акцент на слове «будет» - хорошо. Пойдем, нас ждут.
- Let’s go.

Шум. Лазеры и истерика зала. Это было первое шоу в России. Июнь 2008.

...

Дневник Ш. Л.
«Пожирая солнце в двух измерениях город из калифорнийской глубинки вчера жил у подножия Гималаев, вдыхая жизнь, скользящую меж силуэтов. Красный…, розовый, красный, розовый. Заснеженные розовым пухом вершины. Увидеть просто. Понять… я смог только спустя 29 лет. Почти как до Марса. Но «почти»… тут главное. Почти понять, почти поверить. Почти жить.
Но… я поверил тебе. Наконец поверил.
Прости»

...

Гостиная. 3.00 до полудня. Силуэт 4 рук на клавишах фортепиано.

…All around me are familiar faces
Worn out places, worn out faces
Bright and early for the daily races
Going no where, going no where
Their tears are filling up their glasses
No expression, no expression
Hide my head I wanna drown my sorrow
No tomorrow, no tomorrow

And I find it kind of funny
I find it kind of sad
The dreams in which I’m dying
Are the best I’ve ever had
I find it hard to tell you
I find it hard to take
When people run in circles
It's a very very
Mad world, mad world

Children waiting for the day
They feel good
Happy birthday, happy birthday
And I feel the way
that every child should
Sit and listen, sit and listen
Went to school and I was very nervous
No one knew me, no one knew me
Hello teacher tell me what’s my lesson
Look right through me, look right through me

And I find it kind of funny
I find it kind of sad
The dreams in which I’m dying
Are the best I’ve ever had
I find it hard to tell you
I find it hard to take
When people run in circles
It's a very very
Mad world, mad world
Enlarging your world
Mad world…

... Обещаю.

12/09/2010

@музыка: Gary Jules - Mad World

@настроение: .....

@темы: фанфикшн, сонгфик, гет, Шеннон Лето, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

00:39 

Снег в августе...

think positive...think thirty!!!
- Название: Снег в августе...
- Автор: Kate Ruoff
- Бета: Милена Анели
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Angst, Drama, Deathfic, OC,
- Персонажи и пейринги: Ханна Джефферсон, Доктор Браун, Эмми, Крис Р., Стив, Эрик, Доктор Нора
- Размер: макси
- Рейтинг: G
- Статус: закончено



Этот фик – выдумка. Все события и герои являются вымышленными. Любые совпадения с реальными людьми являются случайными.



Когда, кажется что ты всемогущий,
все может сломаться в одну секунду.



Тусклое утро в грязных стеклах и снова этот запах лекарств в пространстве. Вечность возле окна.
Двор, за которым природа. Машины. Главный вход. Люди заходят и выходят. Люди в разноцветных халатах. Темные, красный в полосочку и… белые…
8.30.
До каждодневных процедур полчаса. Она уже проснулась, потому что тут время тянется слишком медленно и времени до 5 утра хватает, чтобы хорошенько выспаться.



Было начало лета…
Приступы как-то странно участились к концу весны. Хотя должно было быть наоборот. Переменный период подходил к концу, погода устанавливалась постоянная. Но становилось только хуже.
Месяц походов по врачам и результат – психонаркологический диспансер. Диагноз – психическое расстройство, вызванное постепенным (с годами) влиянием вегетососудистой дистонии и кислородной недостаточности мозга, а точнее не желанием вовремя всё лечить.



- Думаешь это шутки?
Нервный смех. Трясущиеся руки и страх в глазах.
- Я сбегу оттуда.
- С ума сошла, будет хуже.
- А что мне делать?
- Я ничего никому не скажу. Там у вас в Америке совершенное лечение тебя вылечат очень быстро…
- Ладно
Короткие гудки.



Полгода спустя стало опять хуже. Теперь больше не отпускали домой по выходным. Полный стационар.
Приступы сомнамбулии и суицидальные мысли впоследствии привели к транквилизаторам, которые уже после нескольких процедур растворили сознание, не давая возможности не только встать с кровати, но даже о чем-то думать.
Но это дало все же свои результаты. Оказывается это только первый эффект – «овощ», дальше все нормализуется… все кроме психики.
Приходилось притворяться, чтобы хоть изредка видеть свою любимую пуховую подушку.
Но заставляли вести дневник и заполнять дурацкие анкеты каждые две недели.
Имя: Ханна
Фамилия: Джефферсон
Дата рождения: 13 июня 1991 года.
Вес: 50
Рост: 161
Самочувствие: (тут приходиться писать правду, психолог, работающая здесь, отлично разбирается в почерках): Лучше, чем плохо и хуже, чем хорошо (стандартный ответ)
И много подобных вопросов касающихся порой даже слишком интимных вещей.

Год спустя.
Личный тайный дневник на замке, пока не нашли, а если и нашли то пока не вскрывали.
«Год пустоты. Как бы сказала я раньше «год в жопу», но Америка отучила меня от этого. Я стала… интеллигентней что ли?! Улучшений нет, нет для того чтобы меня отсюда выписали. В корпусе напротив, творятся страшные вещи. Наркоманы. Именно тяжелые. Как сказал врач «скажу тебе честно, здесь они, чтобы не умереть в подворотнях, меньше возни»… неприятно, когда так говорят, зная мое отношение к наркотикам, но по вечерам я больше не сижу у окна и по возможности ночью засыпаю с музыкой в наушниках. Им больно. Им очень больно. Почти каждый день привозят новых. Почти каждый день вывозят новых. Криса тут нет. Да, методом детектива, смеясь в тоже время сама над собой, прокралась в архив. Его тут не было, и нет. Смерть не фиксировали. Я странно счастлива. Полдня летала по коридорам. Столкнулась с пятью медсестрами, и двумя врачами, которые остались очень довольны моим состоянием, так что на этих выходных, а не только в воскресение, я еду домой, ву-ху. Целых два дня со своей любимой подушкой.
*Happy, happy, happy, happy*»



Дом всегда встречает так тепло и радушно. Пусть даже он и пыльный как дворняга, но уборка проходит в два счета, и ты уже наслаждаешься, хоть и малой, но свободой в полной мере.
Засыпаешь перед теликом в три ночи и просыпаешься, как и раньше в полдень. Повседневное счастье, когда получаешь, то чего тебя лишили. Но дни пролетают слишком быстро, хоть и запоминается каждый час буквально, если не каждая минута. Даже приятно возвращаться обратно в больницу после туманным солнечный утром, когда ночной мороз еще сохраняется в воздухе. Врач попросил вернуться до обеда, надо что-то там решить с документами.
По дороге, сквозь запотевшие стекла размытые очертания степей, снова за город, снова туда. Уже не хочется, но мысли теряются. В мыслях снова он.
«Сколько тысяч раз я представляла себе, как спасаю его из лап какого-нибудь крупного мафиози. В ночном клубе. Пришлось бы петь полностью утянутой в латекс с шипами, потом подговорив одногруппников и, обыгрывая всю эту ситуацию, медленно спуститься со сцены направляясь к столику, где его пичкают наркотой. Потом перестрелка, две пули навылет. Бух-бах, пыш-ш-ш-ш-ш, все как в кино, эпично, он спасен…, хе-х…» она улыбнулась этому бреду.
«Или просто запереться с ним в пустой квартире, и каждую ночь замазывать зеленкой синяки-последствия его ломки и мыслей, будто я прячу наркотики…
Мне 22… пять лет уже я не могу ничего с собой сделать не могу заставить его исчезнуть из своих мыслей. Он стал частью моей души, если она все еще является моей.
- Я хочу быть с ним всегда…
- Взамен?
- Моя душа…
- Вечные метания и…
- Стоп. Это желание не стоит вечности…
- Хм-м-м-м?!
- Сто лет
- По рукам…»



- Ханна?
- Доктор Браун, здравствуйте.
- Вы хорошо выглядите сегодня, пожалуй, думаю все же буду отпускать вас почаще домой, если вы конечно желаете.
- Ох, конечно, спасибо вам доктор, – она обняла его
- Кхм…
- Простите.
- Ладно, поднимайтесь в палату и зайдите потом ко мне, это насчет документов, пришли ваши результаты и новые препараты, я хочу, чтобы вы взглянули и если вас они устроят, мы начнем курс.
Она озадачено взглянула на него
- Поговорим у меня в кабинете.
- Хорошо. Удачи Доктор Браун.
- Можешь звать меня Мэтт, или доктор Мэтт.
- Ок, доктор Мэтт.
Доктор. Очень милый доктор. Ему 40. Он не женат. Точнее холост. Был женат, но брак продлился 115 часов, именно столько времени понадобилось, чтобы прийти в себя, вернуться в Вегас и, терпя истошные вопли новоиспеченной супруги развестись.
Он довольно таки симпатичен – каштановые волосы, зеленые глаза, невысокого роста, но он слишком доктор. Он слишком любит свою работу и практически все связывает с ней, но у него есть еще одна страсть – музыка, если б он не был врачом, он мог бы стать отличным музыкантом. Ну, наверное, мог бы.

Два часа спустя.
- Итак, Ханна. Ваши результаты… ваши результаты довольно таки хорошие я считаю, поэтому мы сделаем небольшой перерыв, в две недели и посмотрим, будет ли рецидив, если нет, то я назначу еще один курс, – он достал из стола аннотацию препарата – вот этого препарата. Он новый, точнее как новый, он прошел все испытания, клинические исследования, и побочный эффект у него один, весь курс вы не сможете находиться на солнце. Кожные покровы станут более чувствительны, но это пройдет через месяц после окончания курса, который продлиться три месяца и для того чтобы уберечься нужно будет просто носить белые вещи с капюшоном и длинными рукавами, белый отталкивает солнце. Еще в вашей палате мы повесит шторы, и я разрешу вам гулять вечером и ночью, потому что вам жизненно необходим свежий воздух не менее 4 часов в день. Еще ни в коем случае никогда не превышайте дозу, иначе остановка сердца, и ничего уже нельзя будет сделать, даже я буду бессилен, поэтому я лично буду следить за всем. Я, наверное, сейчас вас запутал? – он улыбнулся
- Оу, нет, почти нет. Значит, я смогу выходить до рассвета и после заката?
- Вы все правильно поняли. А теперь прочтите аннотацию, и подпишите эти документы, просто так надо
- Хорошо.



Вечер выдался немного странным. Может усталость сказалась, но из параллельного наркологического корпуса доносились странные крики. Доктор Браун сказал, что это очередной тяжелый больной. Возможно, ему уже не помочь разве что обезболивающими препаратами постепенно приближать его к концу.
Она села на окно и стала наблюдать, пытаясь выловить это странного человека в том корпусе. Любопытство порою все же берет верх. Внезапно с окна на третьем этаже слетела штора и она увидела тот бардак царящий в одиночной палате, трех мед братьев и того самого странного больного. Лица было не разглядеть, но что-то щелкнуло в груди, она встала с места и направилась в кабинет доктора Брауна, пока он находился у того больного. Она знала, что по принятии заводится анкета.
После долгих поисков, так ничего и не найдя, она было собралась выходить, но тут перед глазами промелькнул ящик с надписью – «Новые. Временные»
Нужная дата. Сегодня.
Анкета № 35150
Имя: Крис
Фамилия: Р..
Дата рождения: N месяца 19... года
Род деятельности: безработный
Причина: до конца не ясна, возможно, влияние прежнего рода деятельности, рок-музыки
В прошлом: солист группы «---»

«Я не верю. Не верю. Не верю»
Она даже не расслышала шагов позади.
- Ханна?
Она обернулась, выронив анкету.
- Мисс Джефферсон, что вы здесь делаете?
- Я… я… ничего, – она быстро подняла папку и ловко забросила ее обратно в ящик
- Чья это была анкета?
- Ничья – она пулей вылетела из кабинета, еле сдерживая слезы.
«Возможно, ему уже не помочь разве что обезболивающими препаратами постепенно приближать его к концу»
Ночью ничего особого не происходило. Такая болезненная тишина. Такие глупые навеянные мысли…
«Он спит или они сделали эвтаназию»
Ее начинало трясти. Теперь он был слишком близко.



Годами ранее.
Жизнь вечно преподносит сюрпризы, ты их, казалось бы, не ждал, не ждал физически, но душа, изнывала…
Когда становилось очень плохо, можно было обратиться к нему, хоть и понимал в такие моменты что это все такой бред. Немного страшно. Теперь ты разговариваешь с пустотой. Но если нет другого выхода…
Они довольно часто не понимали стремлений, целей. Довольно часто доводили, но слезы… она не смела их никому показывать. Сильные личности не плачут, разве только ночью в подушку.
Истерики, чаще, чем в детстве. Теперь любая причина – цепь событий, задетых непониманием. Дневники, как способ… просто как способ.
«В ту ночь была очень страшная истерика, но именно в ту ночь он мне приснился первый и единственный раз, мы сидели на лестнице, на какой-то площади. Он спросил, почему у меня слезы, я ответила, что они, никто меня не понимает и не верит мне, он сказал - держись, ты сильная, ты справишься, они поймут. Я как то ухмыльнулась, а он ответил - смотри сейчас пойдет снег, и в моем сне пошел снег, а когда я проснулась, снег шел на улице…»
Всего одно мгновение чтобы почувствовать себя счастливым…

В это утро медсестра еле разбудила ее на процедуры.
- Господи Ханна, что случилось, девочка моя? Ты выглядишь просто ужасно.
- Эмми, помнишь, я говорила тебе про парня из рок-группы и ту старую историю про сон, и снег, Эмми он здесь. Но я пока не знаю, я его еще не видела, может просто совпадение или-и-и-и… - она застыла на месте войдя в процедурную.
«О Господи. О черт. Черт. Черт. ЧЕРТ!!!»
- Ханна? Садись, что с тобой?
Отсутствующий взгляд на только присевшую девушку.
- Мистер Р.. вам лучше?
- Да. Спасибо. По крайней мере, не так больно, – хриплым голосом проговорил он.
- Хорошо. Эрик – прокричала она, - отведи его в палату.
Ханна только проводила этих двоих взглядом.
- Эмми, это он, – у нее в глазах стояли слезы. – Господи, я надеялась, а Доктор Браун… Он…, – она не могла выговорить ни единой мысли до конца.
- Что ты? Милая моя, все будет хорошо.
Она обняла Ханну.
- Но доктор.
- Что доктор?
- Он сказал, что ему не помочь, только безболезненно приближать его к концу… Господи.
- Наш доктор всегда ожидает самого худшего, чтобы все было хорошо.
- Я хочу с ним увидеться, Эмми, пожалуйста. Доктор разрешил мне гулять ночью, прошу, пожалуйста, устрой мне встречу. Только не говори пока доктору. Я скажу ему, придется сказать, только потом.
- Ты этим вряд ли чего-нибудь добьешься.
- Я знаю, но пожалуйста
- Ладно, попробую.
- Спасибо Эмми.
- Ну, теперь хотя бы ты улыбаешься.



- Так, быстро, доктор Мэтт ушел в столовую, у тебя есть полчаса. Он спит, но должен уже скоро проснуться. Надеюсь, ты уже придумала, что скажешь ему. Все иди…

«Только чтобы он не закричал. Только чтобы он не закричал…»
Он мирно, почти мирно спал, потому что вряд ли можно спать с завязанными руками и ногами нормально. Она присела на стул. Сердце билось слишком сильно.
«Сбегай, сбегай, сбегай. НЕТ!!!»
Она дотронулась до его руки. Он тихо вздрогнул. Ханна отвернулась. Тихий голос:
- Холодно… - пауза. – Вы врач?
Она отрицательно покачала головой. Он приподнялся немного:
- Тогда принеси мне героин,… прошу, дай мне его…
- У меня нет – она встала со стула и направилась к двери
- Стой, прошу, принеси, я не могу больше. Я прошу…. – его голос срывался, она поняла, что он не закричит, он просто не сможет.
Она остановилась и закрыла руками лицо.
- Хватит, - она развернулась к нему. – Знаешь, это… - она поняла, что все, что она хочет ему высказать еще рано, он не поймет, - позже. Я еще зайду к тебе.
Она вышла.
- Вернись, прошу… - последнее, что услышала Ханна перед тем как закрылась дверь.
В коридоре ее встретила Эмми.
- Ну?
- Нужно немного времени, ему сейчас очень плохо. Пусть ломка пройдет, тогда я поговорю с ним еще раз.
Она вернулась к себе в палату, но еще долго его голос, его интонация не отпускала ее мыслей…

8.45
Через 15 минут вечерний обход, надо как то прийти в себя, чтобы Доктор Браун ничего не заподозрил. Она легла на кровать и взяла плеер и включила R-E……. . Забыть на время… забыть…
Она не заметила, как зашел Доктор Браун. Теперь она вообще мало кого замечала.
- Ханна?
Она не откликалась.
- Ханна, - доктор Браун дотронулся до ее руки, от чего она вздрогнула и повернулась к нему, быстро снимая наушники.
- Я же попросил не включать плеер во время обхода.
- Простите, я забылась
Он осмотрел больную, и, сравнивая последние результаты с предыдущими, был очень озабочен произошедшими изменениями.
- Я вынужден направить вас на полное обследование как можно скорее. Ваше состояние мне категорически не нравится.
- Что? Но все же было хорошо? Что происходит?
- Это вы мне должны сказать. Я вижу, вы чем-то очень взволнованы, я не хочу вмешиваться в ваши дела, пока...
- ?
- Пока не придут результаты исследований и тогда, исходя из них, мы решим что делать.
- Не надо ничего делать... Все нормально. Просто, просто мои родители...
- Мм-м-м, ясно. В общем, пока ваше дело говорить мне правду или нет. До встречи Ханна.
„Надо рассказать ему. Сейчас. Надо рассказать”. Она хотела окликнуть его. Даже представляла, как она рассказывает ему и он обещает сделать все, чтобы вытащить его. Милый, милый доктор. Но медлила. Секунду. Две. Три. Он вышел.
„Черт...”



- Эмми, ээ-эй. Эмми, иди сюда, пс-с-с-т, - выглядывая из-за угла, шепотом звала Ханна.
- Что ты делаешь?
- Доктор Браун на обеде, пойдем к нему. Я знаю ему недавно сделали обезболивающее, попробую с ним поговорить.
- Ханна, опять?
- Ну, Эмми, - она смотрела на нее своими большими серо-зелеными полными невидимых слез, отчего глаза казались еще ярче и как то особенно грустно блестели – Ну, прошу. Эмми.
- Ладно. Но только в последний раз.
Они подошли к двери.
- Все иди, только быстро и тихо.
Ханна зашла. Он сидел на кровати и выглядел, по крайней мере, не так сонно как прошлый раз.
- Мм-м-м, это снова ты? Принесла?
- Что принесла?
- Героин...
- Что опять? Ты что ненормальный, нет ну естественно, иначе, что ты здесь делаешь... - она начала превышать голос
- Ты не понимаешь...
- Нет, извини! Это ты не понимаешь! Господи, 5 лет добивать себя и ради чего. Ты просто глупый тип, что ты вообще думаешь? - она уже кричала на него в полный голос, а Крис недоумевающе смотрел на нее, - ты трус. - Она замолчала и взяла в руки его историю болезни
- Ээ-эм...
- Если ты думаешь, что будешь жить вечно, ты глубоко ошибаешься, на, почитай, довольно таки занимательно, тебе в лучшем случае осталось три месяца, - она швырнула в него папку и, выскочив из палаты, пулей пронеслась мимо Эмми и в коридоре сбила с ног Доктора Брауна.
- Хе-е-ей?
- Простите, - быстро проговорила она и убежала в свою палату.
"Три месяца, три чертовых месяца. Это не справедливо. Это ложь. Ложь. ЛОЖЬ!!!!"
Ей никак не удавалось остановить слезы. Она зарылась в подушку и закрыла глаза.

Прошел гадкий день, ночь и теперь это гадкое утро. Все летит к чертям на огромных скоростях.

Когда пытаешься спасти мир,
мир пытается погубить тебя…


Она сидела на качелях во дворе диспансера. Пасмурный день. Изредка мелкий дождь.
Presence to feel…
Единственный способ видеть день. Даже больно осознавать. Вспоминать... эмоции в один большой комок боли. Эти качели... Работа Стива. Соседняя палата полгода назад…
«Месяц. Потом она больше не смогла скрывать. Мои постоянные расспросы. Солнечный день.
- Стив, Сти-и-ив, смотри какой день, пойдем на улицу, раскачаешь меня на качелях. Стив? Стив…
Она вышла из его палаты и наткнулась на Эмми.
- А где Стив?
- Ээ-эм, он в исследовательском центре. Стандартные процедуры.
- Аа-а-а, а когда он вернется?
- Где-то через недельку.
- Хорошо, – Ханна улыбнулась
Прошла неделя, две, три. Расспросы не прекращались, а ответов уже не было.
- Стив так и не вернулся, почему так долго?
- Я больше не могу так, Ханна,- Эмми говорила чуть не плача - прости меня. Его больше нет…
- Что?
- Он умер в ту ночь месяц назад, Доктор Браун не смог его спасти. Сердце не выдержало препаратов.
В этот момент мир не рухнул, но стало адски больно. Хотелось испариться сию минуту из-под этих сожалеющих взглядов. Не слышать утешений, какой от них прок. Утешают только те, кто не понимает. Молчите. Вы остались, а его больше никогда не будет.
Доктор Браун потом очень долго был зол на Эмми, потому что теперь пришлось спасать меня...»
Она сидела и думала, как ей казалось вроде бы о Стиве, но когда ее одернул Доктор Браун, она поняла, что давно уже думает о совершенно другом человеке.
- Ханна. Завтра вы едете на два дня в Нью-Йоркский Центральный Исследовательский центр, вас туда отвезут и привезут. Моя хорошая знакомая Доктор Нора. Она приедет за вами завтра после обеда. Там она будет вашим врачом, и по приезду с ней мы обсудим ваше состояние.
- Хорошо Доктор Браун. Завтра к обеду я буду готова.
- Вот и умничка, - он улыбнулся и поцеловал ее в макушку.
Она весь день пыталась, как бы случайно встретится с Крисом, но его как-то странно нигде не было. Ближе к вечеру она вернулась в палату. До ночной прогулки было еще больше 5 часов. Она не знала чем себя занять и наматывала круги по палате. Его не было нигде - ни в палате, ни на улице. Она взяла в руки Стокера села на кровать и попыталась начать читать, но, не прочитав и 8 строк, швырнула книгу в стенку. Она злилась на себя, на него, на весь мир, что все шло под откос. Наконец солнце село, обход закончился, и она отправилась во двор перед сном. Ханна знала, что за ней наблюдают только первые 10 минут, поэтому выждала это время, гуляя по аллее, а затем, когда Эмми ушла спать, направилась к пожарной лестнице и забралась по ней на второй этаж, так как корпуса на ночь закрывались. С трудом отыскав в темноте нужную дверь, она зашла в палату, освещаемую только светом от фонарей и села на стул у изголовья кровати.
Он не спал уже которую ночь. Мысли о скором конце убивали. Он не мог ничего сделать. Разрушен. Крис понимал, наконец, что он сделал, но изменить ничего уже нельзя. Он слышал, как кто-то зашел в палату, и догадывался, кто это был. Но он не хотел поворачиваться. Не хотел говорить. Она тоже. Никто не нарушал тишину около получаса. Ханна качалась на стуле, находясь где-то в себе, в своих мыслях. Губы шептали что-то. Он слышал ее дрожащее дыхание, как ножом по венам. Одинокий.
Тут она вздрогнула мысли исчезли и какое-то внезапное дежавю.
- Ты мне нужен. Ты мне жизненно необходим. Пожалуйста – прошептал она, и коснулась губами его виска. Затем быстро вышла и направилась к себе в палату, завтрашний день очень угнетал ее, Стив уже однажды не вернулся для нее из этого центра…
Все следующее утро она собиралась, и даже не заметила, как прошло время. Во дворе просигналила машина, и Доктор Браун помог вынести и уложить вещи в багажник. Ханна обернулась на окно третьего этажа. Там было пусто. Наверное, он был в столовой. Она уселась на заднем сидении и снова взглянула наверх, он все же был там, сидел на окне. Когда машина завелась, он дотронулся до окна и провел пальцами по стеклу, прощаясь. Она улыбнулась, и одними губами прошептала «Bye»… Машина тронулась с места и вскоре вовсе исчезла из виду…
«Два дня. Всего два дня. Ничего не случится, Эмми присмотрим за ним. Эмми будет рядом и доктор…» она успокаивала себя, но чувствовала, что все равно ее трясет все сильнее. Теперь она как никогда раньше боялась потерять этого человека. Два предстоящих дня казались такой непреодолимой горой…

Приехав в центр, Доктор Нора побеседовала с ней, определила в палату и со следующего утра начала исследования.



- Мистер Р. так вставайте с окна, нужно сделать обезболивающее, - Эмми, зашла к нему в палату, чтобы сделать ему инъекцию, – сейчас я последний раз делаю вам этот препарат раз в 6 часов, следующий будет уже через 8. Она улыбнулась
- Кто эта девушка? Она меня знает?
- Ээ-эм?
- Которая уехала сейчас на машине…
- Аа-а-а, это Ханна. Но я не могу вам ничего сказать, она запретила мне говорить кому-либо об этом.
- Так, Эмми, а вот этого вообще не стоило говорить, теперь вам придется рассказать всю правду, – он хитро посмотрел на нее, приподняв бровь.
- Хе-е-ей. Не-е-ет. Я не могу. Она меня прибьет.
- Эмми…
- Нет.
Он продолжал пристально смотреть на нее
- М-м-м. Ладно. Господи, Ханна меня убьет.
- Не убьет. Рассказывай.
- Произошло уже много всего, и причиной всему, хм-м, почти всему, стал ты. Я не знаю, правда ли то, что Ханна рассказала, но не стану перевирать и расскажу все как есть. Надо как-то начать.
Она сделала паузу, после чего начала свой рассказ.
Крис слушал ее, в то же время рассказ вызывал странные образы из прошлого. Что-то очень знакомое.
«Воспоминания. Чем я занимался эти 5 лет? НИЧЕМ. Совершенно. Героин. И, кажется, будто твое пространство, твой мир заполнен до краев. А в это время кто-то где-то надеется, что ты жив, просто жив. Может поэтому я и жил. А теперь…» каждый раз, когда его мысли доходили до этой точки, до воспоминаний о том, что ему осталось три месяца, он больше не мог ни о чем думать. Отголоски слов Эмми, о человеке пытающимся спасти пустую лживую душу. Глупый маленький ребенок. Слишком глубоко поняла призыв к действиям о спасении мира. В это невозможно поверить даже мне, не говоря уже о нормальных здоровых людях.
- Понимаешь, Крис, она сильно привязывается к людям, ей нужно это внимание это общение, эта дружба. Но Стив умер. И в ней умер ребенок.
- А если я скажу, что я тебе не верю. Ты училась на актерском, да?
Эмми серьезно посмотрела на него. Он заметил, что в ее взгляде промелькнула злость.
«Она не врет»
По его спине пробежал холодок. Это как вскрыть вены и осознать это только когда начинаешь терять сознание. Пытаешь сжать руку и остановить кровь. Но сил почти нет. Темнота. А потом просыпаешься с перевязанной рукой. И кто-то даже вымыл полы у батареи. Кто-то кто не нужен тебе, но ты ему очень нужен. И как назло можешь мыслить адекватно. Горечь в душе.
- Она мне рассказывала про сон.
- Какой сон?
- Когда ей было плохо, ты ей приснился и сказал, что все будет хорошо и в ее сне пошел снег, а потом когда она проснулась, снег шел на улице. Как-то так. Ну, в общем, я не знаю. Она ни разу не говорила ничего про любовь, но делая выводы из всего этого…
- Молчи…
- Но, Крис… это…
- Не надо...
Он замкнулся. Последний раз он влюблялся в колледже. Но это было давно, и вспоминать не хотелось. Это было уже не важно.
«Это просто ее болезнь, она больна, она фанатик»
Он мысленно повторял это, но еще больше разубеждался в этом.
- Крис… Просто я знаю ее и она не может по-другому, она отдает всю себя, знаешь она может отдать тебе свою жизнь и даже не пожалеет об этом. Ладно, я тебе ничего не говорила.
Эмми вышла из палаты.
«Она влюблена… я не могу позволить себе ее любовь. Любить ее. Это смертный приговор для нас обоих. Мне терять нечего, а у нее вся жизнь» он сидел и был очень удивлен себе, своим мыслям. Он переживает за кого-то. В итоге. Когда потерял уже все.
Он глубоко закопался в свои мысли, никак не получалось понять ее… таких людей давно нет… он не верил. Но привязывался к ней. Все ближе и ближе. Даже не задумываясь, что не сможет ее отпустить. Позже он случайно узнал от доктора, во сколько она приезжает и ждал ее на улице у крыльца. Ему скорее хотелось ей все сказать, зазубренный текст. Чтобы закончить это все.
Ближе к вечеру подъехала машина, и Доктор Нора с Ханной вышли и направились внутрь. Крис заметил, что выглядит она уставшей, поэтому не стал ее окликать, а решил зайти к ней на следующее утро.
Ханна с Норой зашли в кабинет Доктора Брауна, и он немедля взял бумаги и стал смотреть результаты.
- Доктор Браун, ничего страшного с Ханой не происходит, просто осень обострение болезни, плюс как обычно у молодежи осенняя депрессия. Но у нее ослабевает сердце, я думаю это действие препарата. Нужно его прекратить
- Но это невозможно, Нора. Ты же знаешь.
- Значит надо его чем-то заменить…
- Господи, чем? Нора ты сводишь меня с ума.
Доктора как всегда начали спорить, что лучше для пациента, а Ханна сидела с отсутствующим видом, смотря в одну точку. Бледное лицо, впалые щеки, эти два дня измотали ее как никогда. В итоге она не смогла больше слушать их спор.
- Эмм, Доктор Браун, можно я пойду, я очень устала. Посплю немного.
- Да, конечно Ханна, иди.
Она быстро поднялась, выскочила из кабинета и столкнулась с Крисом. Она закрыла лицо руками и заплакала.
- Ханна. Что ты? Иди сюда… - он прижал ее к себе. – Все хорошо. Пойдем, тебе нужно отдохнуть.
Он отвел ее в палату и уложил спать.



В это утро она была бодрее и уже не такой бледной как вчера. Они встретились в столовой.
- Ханна, мне нужно поговорить с тобой.
- А, да?
- Мне Эмми все рассказала, я знаю про те 5 лет. Но я не могу поверить, что такое может быть.
- Тогда просто забудь.
- Я не могу. Ты ведь влюблена. Я знаю, что ты была той ночью в моей палате.
Она опустила глаза.
- Просто так нельзя.
- Что нельзя? Это такое чувство, которое невозможно по желанию отменить или включить снова. И я не виновата, что важным для меня человеком стал ты. Как мне объяснить. Я не стану говорить, что это любовь. Любовь – это когда люди живут уже 20 лет в браке и все еще чувствуют такое странное чувство счастья, когда хлопает дверь, и ты знаешь, кто сейчас войдет в гостиную. А я просто не могу по-другому, понимаешь, я не могу выкинуть тебя из своей жизни.
- Это неправильно. Пойми, мне терять нечего. Я постепенно смиряюсь с этим, что ж, я сам виноват, я отвечу. Хотя, не знаю, что я там буду говорить. Просто прошу тебя не нужно.
- Ладно. Я ничего не смогу сделать, но я не буду тебя беспокоить. Прости.
Она встала и вышла из столовой…

Как редки такие моменты, когда в самый нужный момент можно ни о чем не думать. Когда в душе до того пусто что хватает места для всего, для чтения, для мыслей. И не один день. И не два. Неделями. Просто откачали весь воздух и ветер прекратился. Но ты живешь и не замечаешь. Слова мимо ушей. Но все хорошо. Обещания принято сдерживать.
Она стояла у окна теневой стороны диспансера и смотрела в пустоту, вдыхая свежесть осени. В этот день было прохладно. Осень сбрасывала листву, посыпая дорожку зиме. Зовет и ждет.
Казалось все прошло. Навсегда. Они уже специально случайно не виделись больше недели. Ханна забыла про музыку неба на подоконнике. День – бодрствуем, ночь – спим.
Она не слышала шагов позади. И дыхания.
Он уже минут десять стоял за ее спиной, в сантиметрах от нее и с закрытыми глазами вдыхал ее аромат.
Холодный ветер резко ворвался в окно, отчего она сжалась. Крис обнял ее за талию и коснулся губами шеи и щеки.
- Я больше не могу забыть о тебе. Но я – твоя смерть. Я не хочу калечить твою жизнь.
- Не говори ничего.
Она развернулась к нему. Коснулась ладонями его щек. Он вздрогнул, ее руки были совершенно ледяными. Она улыбнулась.
Он нежно коснулся ее губ своими и затянул в поцелуй. Легкий, словно взмах ресниц. И настолько же страстный.
- Прости.
- Мы глупые.
- Я знаю.
Он улыбнулся.
- Я влюблен в тебя…
Она прижалась к его груди, а Крис поцеловал ее в макушку.
Эмми, самое любопытное создание на свете, улыбалась, глядя на эту картину.
Вечером Крис зашел в палату Ханны.
- Идем я тебе кое-что покажу.
- Куда?
- Идем…
Он провел ее через весь диспансер в свой корпус и вывел на балкон. Это было сказочное место, самое невероятное, что видела Ханна за последнее время. Четвертый этаж, длинный балкон весь усаженный цветами, от высоких и вьющихся до маленьких цветущих кнопочек. С одной стороны плетеное кресло-качалка, с другой небольшой диванчик. Все было так легко. Ухоженно. И с этой стороны садилось солнце. Ханна улыбалась.
- Я здесь очень часто бываю.
- Тут так красиво, Крис.
- Пойдем…
Он сел на кресло и взял ее на руки.
- Тш-ш-ш, - она поднесла палец к его губам, закрыла глаза и вдохнула вечерний воздух полной грудью.
Он улыбался, глядя на нее.
Она открыла глаза.
- Знаешь, мои желания всегда сбываются.
- Правда?
- Да. Однажды я пожелала быть с тобой вечно.
- Желание почти сбылось. Только вот длина нашей вечности – месяц.
- Тогда пусть это будет самый счастливый месяц, – прошептала она.
Он чувствовал, что она начинала дрожать от холода.
- Погоди, - он снял свитер и отдал ей, - вот одень, ты мерзнешь.
Она надела его свитер.
- Такой теплый.
- Это сестра привезла. Он старый, его моя мама вязала, когда еще была жива.
- У тебя есть сестра?
- Да, но я ее больше не увижу, она сегодня улетела с мужем в Швейцарию.
- А… мама?
- Она… умерла… не так давно. Три года назад. Не выдержала. В тот день меня откачивали уже в третий раз, а у нее случился инфаркт. Но ничего не смогли сделать…, – он отвернулся, на глазах появились слезы.
Ханна обняла его.
- Она простила тебя. Я знаю. А с сестрой ты еще увидишься, я попрошу Доктора Брауна, когда тебе станет лучше, отпустить нас туда на недельку. А тебе станет лучше, и не спорь.
Она поцеловала его.
- Давай останемся здесь навсегда.
- Доктор Браун, - он стал пародировать его, - он найдет нас и по отрывает нам головы.
Ханна рассмеялась.
- Он многим обещает это сделать, когда они доводят его. Правда, правда.
Он засмеялся и еще крепче прижал к себе девушку.



…повествование Эммы…
Такая красивая любовь. Может даже красивее многих других, за пределами диспансеров и лечебниц.
Каждое утро он дарил ей цветы, обычные полевые, что росли вокруг, либо печеньки, либо записки, нет не со стихами, просто три слова «Ты нужна мне», «Ты моя жизнь»…
Только три слова, в которых жил целый мир.
Они оба так расцвели, буквально сразу. Казалось, что теперь все будет хорошо. Мне всегда представлялось, как после очередного обследования доктор, не без удивления читая результаты, решает подписать выписку из больницы. Нельзя держать взаперти счастливых людей. Даже доктор как-то изменился. Стал таким добряком. Он даже не кричал больше на меня, если я что-то путала.
И солнца стало больше над больницей. Своим задором и любовью они изменили этот маленький мир, в котором поселились. 4 месяца пролетели так незаметно.
В тот вечер ему стало как-то нехорошо. А ночью случился приступ.
Я разбудила Ханну по просьбе доктора.
- Ханна, пойдем – ее голос дрожал.
Она привела ее к операционной, а сама зашла туда, она никак не могла поверить. Через пару мгновений она вышла.
- Эмми, что случилось?
- Ему плохо, доктор сейчас пытается что-то сделать.
Ханна чуть не упала в обморок.
- Ханна, Ханна, девочка моя, что ты, все будет хорошо. – Эмми усадила ее на кушетку в коридоре.
Руки тряслись, по щекам текли слезы. Она ведь знала, что не сможет расстаться с ним так просто.
- Сейчас я принесу тебе успокоительное.
- Не нужно, просто время пришло. Значит так надо.
Через три часа из операционной вышел Доктор Браун. Она ничего не могла сказать, точнее не хотела, боясь, что как в фильмах «ну что?» и доктор только отрицательно покачает головой.
- Он жив
Ханна выдохнула и закрыла лицо руками.
- Но, он парализован, я не могу ничего сделать, его организм разрушен полностью, я…, я не знаю, как он живет.
- Можно мне к нему?
- Да заходи, он уже должен проснуться
Она зашла. Крис только перевел на нее виноватый взгляд, совершено не двигаясь. Он быстро подошла села рядом и обняла его.
- Я не чувствую ног.
- Все будет хорошо. Завтра приедут доктора из Нью-Йорка, и помогут тебе, просто доктор один не все может, а они хорошие, – она всегда умела очень убедительно врать.
Он улыбнулся ей. И он всегда знал, когда она врет. Он знал, что это начало конца, и был спокоен за себя, ему было больно за Ханну.
Теперь она целые ночи проводила у его кровати, доктор ей разрешил, она уже почти была здорова, и нагрузки были не так опасны.
Ханна делала все, чтобы он чувствовал себя как можно лучше.
Прогулки. Развлечения. Она заставляла его смеяться, и казалось, будто дела стали идти в году. По самому краю лезвия, стоящего на стальном шаре, главное удержать равновесие. Не упасть. Еще немного.
Очень скоро она вымоталась полностью. Снова бледная, слабая. Но при нем она не показывать усталости.
В следующее две недели его состояние ухудшалось страшными темпами. Он уже жил почти на одних обезболивающих и больше не вставал с кровати.
Она зашла к нему в палату и принесла ему всяких сладостей и вкусняшек.
- Крис, - тихо прошептала она, убирая волосы с его лица.
Он открыл глаза и с трудом улыбнулся.
- Ты устал,… хочешь печенек? – она смотрела на него сияющими глазами.
Он отрицательно покачал головой.
- Просто побудь рядом. Я никак не могу заснуть.
Он прилегла рядом с ним на кровати и прижала его к себе. Слезы покатились по ее глазам.
- Поплачь. Все пройдет. Скоро.
- Почему? – она закусила губу и край его пижамы, чтобы окончательно не впасть в истерику.
- Значит так надо.
Она промолчала. Бессмысленный диалог, не несущий никакой смысловой нагрузки. Просто очень медленно отрезают кусок сердца.
- Я не хочу больше ничего знать и понимать, - она вытерла лицо рукой и, привстав на локте, коснулась ладонью его щеки, – я хочу, чтобы ты жил. Я желаю. Это мое желание.
Он усмехнулся. Ханна вопросительно посмотрела на него.
- Глупая…
- А хочешь, хочешь, я даже продам свою душу, и тогда ты будешь жить, или я отдам тебе свои органы.
Он улыбался.
- Я хочу, чтобы ты меня поцеловала.
Она коснулась его губ. Горький, самый горький поцелуй…
- Иди, отдохни немного.
- Sleep, sweetie, let your floods come rushing in and carry you over to a new morning – прошептала она ему на ухо, - я скоро вернусь.


Ночью случился приступ удушья. Ханна находилась у него, и она то и вызвала Доктора Брауна.

Два часа спустя.
Доктор Браун вышел из операционной и Эмми с Ханой тут же накинулись на него.
- Ханна… - он хотел закурить и нервно теребил свои пальцы и губы, - прости.
Она опустила глаза, а Эмми тут же зарыдала.
- У него полностью разрушены легкие. Ханна, - он приподнял ее лицо, - Все нормально? - доктор был удивлен ее спокойствию.
Она, молча, развернулась и ушла в свою палату, где очень быстро заснула.

Что случилось? Никогда не поймешь сразу. Только на утро, первое утро в одиночестве ты, наконец, понимаешь, что больше нет ничего, ни этого голоса, этих глаз.
Что такое смерть? Это как выйти в дверь, как обычно забыв попрощаться, только без возможности вернуться обратно. Столько недосказанных фраз….
Что-то осталось? Детали. Этот свитер. Эта боль. И смерть, которая всегда будет рядом. Потому что ты никогда ее не отпустишь, никогда не отпустишь память о нем. 5 месяцев.
152 дня. 3 648 часов. 218 880 минут. 13 132 800 секунд. Каждую секунду с ним и без него, но с мыслями о нем…
…5 лет, о которых она никогда не пожалеет…



С этого утра Доктор Браун решил возобновить процедуры. Он надеялся скорее завершить курс и постараться выписать Ханну.
Она как всегда направилась утром в процедурную, где Эмми как всегда сделала ей укол.
- Ханна…
Она улыбнулась.
- Ханна, я не знаю что сказать, – она обняла девушку.
- Все хорошо, - прошептала она, - я пойду к себе, отдохну еще…
- Конечно, девочка моя, тебе нужно поправляться, ты должна быть сильной.
Ханна вышла.

30 минут спустя.
Доктор вернулся в свой кабинет и нашел на столе записку

«Дорогой Доктор Браун, Мэтт.
Я не знаю, что написать Вам, что сказать. Вчера, я не могла ничего осознавать, Ваши слова как будто в дымке, но сегодня утром он не проснулся вместе со мной… это больно, оказалось это очень больно. Когда часть твоей души находиться сначала в холодной камере в морге, а затем на глубине двух метров под землей. Я не знаю, как мне его отпустить. Время. Глупо надеяться, что станет лучше. Все как в замкнутом круге, я даю себе слово уйти, ухожу и все равно возвращаюсь к тому же месту.
Не знаю, чувствовали ли Вы когда-нибудь что-то подобное, если да, то Вы меня поймете. Я не знаю, как это описать, когда каждый день ты просыпаешься с еще большим желанием жить, когда счастье становится жизнью. Знаете, Крис однажды сказал, мне «Смысл жизни и есть в том, чтобы жить, просто жить, не ища причину». Он и был моей жизнью без причины, без «но» и «если». Это глупо звучит. Но… поймите меня. 5 лет и в итоге….
Это выше моих сил. Поэтому, простите меня. За мои глупости, за все, но сейчас, когда Вы читаете это прошло уже полчаса, как Эмми сделала мне инъекцию…
Я смешала две дозы препарата, я знаю, Вы запрещали, я знаю, к чему это ведет. Прошу Вас, не предпринимайте ничего. Так будет лучше.
Еще целых сто лет я не встречусь с ним.
Успокойте Эмми. Ей будет больно. Обычно через 40 минут она приходит проведать меня.
Все будет хорошо. Поверьте мне. Целую Вас крепко.

Ваша Ханна.»

Он закурил, руки немого тряслись.
Тут задыхаясь, заскочила Эмми.
- Доктор Браун… Доктор, - она упала на колени и закрыла руками лицо, - Господи, я убила ее, я зашла…, а она не дышит и сердце не бьется…, Господи Доктор Браун, – ее трясло, и лицо становилось все бледнее.
Он подошел и обнял ее.
- Тише, тише, ты не виновата, она смешала две дозы, это она устроила себе передозировку. Она его слишком любит.
Эмми непонимающе посмотрела на него, а доктор протянул ей записку. Она прочитала и еще сильнее расплакалась.
- Эмми, все хорошо. Как ни странно, но я верю ей. По-другому бы и не было. Она слишком упряма, что ж теперь они там, где им лучше, – он безуспешно пытался успокоить девушку.
Эмми подняла глаза, и ее взгляд упал на окно.
- Доктор смотрите
За окном падал первый снег.

Эпилог.
Этот фик, повесть, потенциальная истина, истина которую мы видим для себя. Порою чувство может стоить смерти. Те, кто знают, поймут, для остальных же пусть это останется просто историей. Это далеко не бестселлер. Это просто мысли.

Посвящается призраку моей души,… если она пока еще является моей…

P. S. Я хочу чтобы ты жил… это мое желание…

@музыка: My Darling Murder - Presents To Feel

@темы: фанфикшн, сонгфик, оридж, гет

19:08 

ЧАШКА ВОСПОМИНАНИЙ...

think positive...think thirty!!!
- Название: ЧАШКА ВОСПОМИНАНИЙ...
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Angst, Deathfic, POV. Jared Leto, songfic - Sigur Ros - E Bow
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto;
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первый фик за долгое время.
- Предостережение: ПРИСУТСТВИЕ НЕЦЕНЗУРНОЙ ЛЕКСИКИ




1 марта 20** года

- Шеннон… Шенн… Шеннон, где ты? Шеннон!



Утро. Запах кофе. Кофе, которое ты только что приготовил. Улыбаешься… Ему понравилось… бы. Берешь чашку и садишься в гостиной. Темнота еще не проснувшейся квартиры и стрелки на 8.32 am



Утро. Запах кофе. Кофе, которое ты только что приготовил. Шаги босых ног.
- М-м-м, зайчик, как вкусно пахнет.
Касание шеи – противный скрежет ногтями по стеклу.
- Иди нахуй, чертова шлюха!
- Ублюдок гребаный!
Хлопнувшая дверь. Улыбаешься… Ему понравилось… бы. Берешь чашку и садишься в гостиной. Темнота еще не проснувшейся квартиры и стрелки на 8.32 am



Утро. Запах кофе. Кофе, которое ты только что приготовил. Шаги за спиной.
- Хей, чува-а-ак…
- Пошел нахер сука.
Смех.
- Ты должен мне $ 700 за дурь. Да, парень, не думал, что ты выживешь после такого. Накачать себя героином и марихуаной. На новичка ты не тянешь.
- Возьми. Деньги. И. Пошел. Вон. Ублюдок!
Смех.
Дверь. Улыбаешься… Ему бы понравилось?! Похуй!
Берешь чашку и садишься в гостиной. Темнота еще не проснувшейся квартиры и стрелки на 8.32 am



Утро. Запах кофе. Кофе, которое ты только что приготовил. Улыбаешься… А вот это бы ему точно не понравилось…
Берешь чашку и спотыкаясь об полупустые бутылки добираешься до гостиной и садишься на диван. Темнота еще не проснувшейся квартиры и стрелки на 8.32 am



Утро. И снова утро. Утро через неделю. Утро через год. НИ-ЧЕ-ГО больше не изменится.



Утро…
Тени на потолке меняют свое положение.
8.33 am и хочется кофе.
- Шеннон. Шенн, братишка будь так добр принеси мне чашку кофе.
Улыбаешься. Он любит твою улыбку.
Ты ждешь, а потом берешь конверт.

1 марта 20** года (4 года назад)

Посольство Южной Африки
Джареду Лето

…ненужные два листа объяснений и 3 слова на третьей строке первого листа.
«…ваш брат погиб…»


Утро. Ты больше не будешь готовить себе кофе. Кофе тут не при чем.



Утро. Лист и ручка в ящике стола. Кривые отчаянные строки…

«Шеннон, Шенн, приснись мне пожалуйста. Я очень жду твоего возвращения из Африки. Я знаю, что уже скоро. Но, просто… пожалуйста приснись мне»



Утро. Снова.
«Может однажды я научусь с этим жить… Однажды»


1 марта 2011 года

@музыка: Sigur Ros - Untitled #6 (E-Bow)

@темы: фанфикшн, сонгфик, Шеннон Лето, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

19:16 

Something I Can Never Have

think positive...think thirty!!!
- Название: Something I Can Never Have
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Songfic - Nine Inch Nails - Something I Can Never Have; Nine Inch Nails - Sanctified
- Персонажи и пейринги: Трент Резнор
- Размер: мини
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первая работа по мистеру Резнору, да простит меня Великий Отец.




Четвертый этаж. Пустая комната. Белые стены, черный пол и красный потолок…
… потерянный взгляд из ваших снов, где он каждую ночь покидает тебя.
Фортепиано у окна и стул посередине комнаты. Ты словно видишь этот призрачный силуэт за фортепиано. Его руки. Его дыхание. Ты видишь сквозь закрытые веки.
Вечернее солнце медленно спускается за горизонт, скоро снова будет ночь… ваша ночь…
Ты сидишь посередине комнаты, лицом к окну, неотрывно смотря в одну точку. Небольшой магнитофон рядом со стулом. Он проигрывает кассету на протяжении последних двух часов, на которой всего одна песня. Вечность. И голос. Ты совершенно неподвижна, только прикрытые от наслаждения глаза. Ты шепчешь слова песни. Голос срывается. Рваные вдохи. Сжимаешь руками края сиденья стула.
Голос окружает тебя, забирается в самые глубины твоего сознания. Ты чувствуешь его. И снова, сквозь закрытые веки читаешь этот взгляд. Он так призрачно близок, фантом твоих снов. Ты помнишь абсолютно всё.
Выгибаешься, запрокидывая голову на спинку стула. Постепенно сползаешь на пол.
… ты покончила со всем этим.
Ты всего лишь хотела того, чего никогда не сможешь иметь. Всего лишь…
Что-то с силой сжимает грудь. Словно комок. Начинаешь задыхаться. Глаза к потолку. И в них теперь отражается больше чем просто красный цвет. Гораздо больше. Это глубокое черное небо, до краев заполненное его жизнью и его голосом.
Он снова будто рядом с тобой. Касается губами твоей шеи. Его дыхание на твоей коже. И этот аромат шоколада.
Открываешь глаза. Ночь врывается в окно серебристым светом луны. Ты поднимаешься. Натягиваешь куртку. Плеер. Наушники. 23:17
Желтый свет фонарей пробуждает твое сознание, твои чувства. Боль, но где-то совсем глубоко, даже почти не чувствуешь. Тишина ночных улиц. Идешь вперед, в пустоту своих мыслей. Губы все также шепчут слова вечности. Он слишком близко, близко для того чтобы исчезнуть. Снова.
Легкий аромат шоколада.
Рядом с тобой медленно движется автомобиль. Ты останавливаешься. Задняя дверь открывается, и ты замираешь.
Он протягивает тебе руку, приглашая в салон. Завороженная, ты садишься. Ты не в силах отвести от него взгляд. Ты не в силах ему отказать. Он смотрит в твои глаза, вглубь твоей души. Дыхание сбивается. Дрожь. А он... сновно питается этим чувством.
Спустя время он протягивает тебе кусочек шоколада. Ты медленно растворяешь его языком во рту. Он рукой притягивает тебя к себе и касается твоих губ своими. Голова начинает кружиться. Он отстраняется и теперь смотрит только в окно до вашего приезда. Машина останавливается. Вы выходите, ты следуешь за ним. Второй этаж, темное помещение. Он берет тебя за руку и ведет в дальние комнаты.
Его студия. Комната для записи в виде клетки и огромное кожаное кресло перед пультом управления. Он сажает тебя на кресло и одевает наушники. Ты полностью расслаблена. Он включает звук и направляется в комнату-клетку.
Следишь за каждым его движением. Этот голос. Из твоего плеера и твоих снов. Этот голос, снова сбивает дыхание. Ты возбуждаешься. Ты готова преклоняться перед ним. Позволяешь ему овладеть тобой. Он так близок, близок для того чтобы…
Ты выгибаешься. Он сделает всё, стоит тебе только попросить. Но ты уже хочешь больше.
Сжимаешь подлокотники. Выдыхаешь. Стон срывается с твоих губ.
Он так чист. Он так оправдан и так освящен. Он в тебе. Твой Дьявол.
Теряешь контроль. Всё словно в дымке. Чувствуешь его дыхание. Открываешь глаза и встречаешься с его взглядом. Он медленно снимает с тебя наушники. Ласкает твое лицо и шею. Теперь его голос совсем близок. Теперь он поет только для тебя, касаясь губами твоей кожи. Глубокие поцелуи. Он прижимает тебя к себе. Ласкает твое тело.
Он берет кусочек шоколада и кладет его в твой рот и тут же накрывает его поцелуем. Его руки сводят тебя с ума. Ты стонешь. Пальцы сжигают тело дотла. Но ты просишь больше, а он, лишь ухмыляется.
Ловишь непонятную искру в его взгляде, но тебе наплевать. Ты и он. Здесь и сейчас. Это и есть край света. Начало вечности.
Откидываешь голову. Наслаждение разливается по твоему телу. Ты так любишь эту реальность, реальность твоих снов. Падать в пропасть. Сгорать и взрываться миллионами частиц. Он ласкает твою шею. Чувствуешь боль сквозь дымку страсти.
Дыхание останавливается, но тебе все равно.
Последнее что ты видишь это его глаза.
Спустя минуту он убирает руки с твоей шеи. Затем берет твое тело, несет в ванную и опускает в серную кислоту.
…ты покончила со всем этим его руками.
А вы всего лишь хотели того, чего никогда не сможете иметь.
Вы всего лишь хотели почувствовать вечность…


24.04.2011

@музыка: Nine Inch Nails - Something I Can Never Have; Nine Inch Nails - Sanctified

@темы: фанфикшн, сонгфик, БДСМ

19:17 

ELEVEN

think positive...think thirty!!!
- Название: ELEVEN
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Songfic - Machinarium - Eleven
- Персонажи и пейринги: Шеннон Лето
- Размер: мини
- Рейтинг: G
- Статус: закончено
- От автора: просто мысли и чувства... читать под музыку...





11
Словно лето. Бежево-фарфоровая пелена. Яркое солнце сквозь листву и ветер играет волосами. Лежа на траве, вдыхаем аромат жизни. Словно и не было ее прежде. Чувствуешь?
Ладонь к небу, касаясь твоих пальцев, ловя солнце сквозь них. И в груди замирает. Птицы где-то в высоте. Белый палантин и легкость твоей улыбки. И только глаза. Провожу пальцами в миллиметрах от твоей кожи. Касаешься губ. Шепчешь что-то, но расслышать невозможно. Словно стертая реальность. Когда-то резвые маленькие дети. Маленькие ангелы с небес.
Ощущая мгновения веков.
Мы здесь.
5
Потеряться в кружевах сознаний. Нас разделяет время. Не можешь прикоснуться, не можешь помнить. Можешь только верить. Эти глаза. Так знакомы, но… Ты не вспомнишь, потому что это только сон. Ветер и ладонь на зеркалах…
8
Согревает тебя теплом своих рук. Не хочешь выпутываться из его объятий. Словно боясь потерять эту нить. Тепло его дыхания. Биение сердца. Хочешь запомнить всё, потому что однажды все исчезнет. Слеза по щеке. Он обнимает крепче и успокаивает.
Мы здесь.
3
Желать спокойной ночи только одному человеку на всей планете. Несознательно переживать. Тебе подарили чувство. Ты больше не одинока. Веришь в счастье и возможность летать. Парить над океанами, блики солнца в волнах. Влюбленная маленькая чайка.
6
Выход,… которого нет. Теряешь его взгляд, теряешь его. Но говорить нельзя. Частое дыхание. Словно все наяву. Белые кружева прячут его. Не исчезай!.. прошу.
2
Смеется. Ты можешь смотреть на него часами, здесь в тишине.Только его дыхание только его жизнь. Ваш разговор сквозь сомкнутые губы. Взгляд, который останется в твоей душе...
7
Подоконник и чемоданы в центре комнаты. Чувствуешь, как задыхаешься от боли. Но говорить не получается. 5 минут до приезда такси. Слеза катится по щеке,… но… никого рядом нет. Пустой дом. Начало осени и ветер, гоняющий листву по земле. Желтое такси в тон природе. Сигнал. Выходишь из дома, мысленно оставив в нем ваше лето, таксист берет чемоданы и укладывает в багажник. Открываешь дверь в салон и замираешь. Слезы… снова,… а он обнимает и успокаивает своими объятиями. Без слов. Ваш разговор сквозь сомкнутые губы, отпуская все. Обещая помнить.. и любить. Садишься в машину… медленно исчезающий в бежево-фарфоровой дымке силуэт. Прощай…
0
Такова жизнь…



11.06.2011

@музыка: Machinarium - Eleven

@темы: фанфикшн, сонгфик, драбл, гет, Шеннон Лето, 30 Seconds To Mars

The Book

главная