Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:47 

ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ

Kate Ruoff
think positive...think thirty!!!
- Название: ЖЕРТВА ГОРОДА СВОБОДЫ
- Автор: Kate Ruoff
- E-mail: catyfromechelon6277@gmail.com
- Жанр: Slash, Angst, Deathfic
- Персонажи и пейринги: Jared Leto; Shannon Leto; Tomo Milicevic
- Рейтинг: R
- Статус: закончено
- От автора: первый полноценный фик. Главы 1-3

Глава 1


Нежно - розовый туман опускался на город, укутывая его собой, будто желая скрыть от чего-то. Чего-то очень страшного. Боли повседневных страданий или крика духов космоса. Нам этого не узнать, покуда мы все еще смертны и покуда будет являться эта таинственная оболочка. А тем временем туман все больше густеет, становясь постепенно победно-синего цвета и передавая ночи свои полномочия.
Он сидел за огромным столом у окна и уже семь минут неотрывно смотрел в одну точку. Курсор мигал в самом начале новой странички дневника на экране лэптопа. Его взгляд был пуст, а лицо чересчур мрачно. Он потерялся в собственной душе. Этот странный туман принес ему новые идеи, он написал песню, но тут, же порвал лист, считая, что это слишком, все слишком. Мир стал чужд. Тут внезапный звук дождя вырвал его из размышлений и он, глубоко вздохнув, принялся за запись:
"14 мая 20** года.
Одиночество. Как внезапно оно может поймать тебя в свою сеть. Нет, это более не депрессия. Это сильнее... Я осознал... В итоге... Чего я добился за 38 лет? Посчитаем плюсы:
- любимое дело
- признание
- слава
- моя вторая семья - Эшелон
- толпы визжащих фанаток (они напоминают мне некоторых из моих бывших)...
Он улыбнулся собственным воспоминаниям и продолжил свой список.
...- адреналин и т.д. Можно перечислять бесконечно... Я сам добился этой идеальной, с одной стороны, жизни для себя. С другой, все плюсы - они же мои минусы. Дело, слава, даже Эшелон собственно не являются ничем. Мало кто остался сейчас из того Эшелона, который хотя бы пытался..., новый же - эгоистичен, лжив и чересчур фанатичен. Они делают из меня бога. А я хотел бы быть человеком! Для них, для всех, для самого себя. Они не могут разглядеть мою душу, сквозь обертку внешности, точно ребенок, получивший конфету в блестящем на солнце фантике, не может открыть ее, завороженный этим блеском. И потом, конфета уже просто болтается в ручонке, пока еще представляя для него интерес. Но в итоге замененная новой более шуршащей и сияющей выброшена, так и не будучи попробованной на вкус. Также и они. Им хватало моих глаз, тогда я написал тексты, дающие частично ключ к моей душе, только нужно искать, старт дан и снова они не захотели увидеть больше чем я им даю. Ладно. Я открыл им себя без остатка, а они, в основной своей массе увидели там её. Господи. Мы же все люди, твари твои, живем, в одном, созданным тобою мире, но по этой дороге я иду в совершенном одиночестве. Одиноко одинокий странник. Хотя со стороны так не покажется. Но это так. Только он мог мне помочь. Только он со мной всегда, в бури и перемены. Внутри меня. В дни колебаний и боли. Даже когда все узнал, он не показал, точнее, очень старался не показывать удивления и тем более отвращения. Он знает и чувствует меня как никто иной ни вчера, ни через много тысяч лет, когда уже и праха не останется, но он будет со мной. Я верю. Верю... но..."
За окном уже начинала заниматься заря, и он не заметил, как заснул, прямо здесь, в этом хаосе мыслей.

Глава 2

Он проснулся от мягкого аромата кофе и горячей выпечки, которым в это утро пропитались все комнаты маленькой квартиры на 4 этаже 48 этажного небоскреба. Идеальное место. Не слишком высоко, чтобы была возможность разглядывать машины и пешеходов, и не слишком низко - чтоб не касаться пятками земли и чувствовать себя свободным. И живым.
Он проснулся. Ничего не поменялось со вчерашней ночи. Холод и ненависть. И пустота. Что-то явно ушло из его жизни. Звонок телефона. Монотонный голос: "Да, привет. Нет, нет, все нормально. Да. Точно. Ну, правда, все хорошо. Я просто только проснулся. Ну, хорошо. На следующей неделе, как и собирались. Я тоже скучаю по тебе, да, давай. Пока".
Он тяжело вздохнул и только теперь обратил внимание на экран ноутбука. Все тот же мигающий курсор, но… Безразлично. Вдруг его взгляд упал на бумаги, лежащие вокруг и он будто что-то вспомнив начал рыться среди листков. Найдя, наконец, нужное он долгое время изучал лист бумаги и потом с каким-то обреченным видом начал новую запись в дневник:
«15 мая 20** года.
Больше не во что верить. Вера. Вера. Вера. Почему все вдруг заговорили о ней. Когда верил я, окружающие прославляли атеизм, почему же теперь все наоборот. Мне теперь совершенно все равно. Апатия. Ненависть…к самому себе. Я даже не хочу быть с ним. Его все равно нет. Никого больше нет. Исчезли. Конечно, они существуют. Но я не я и их нет. Да, я Джаред Лето, фронтмен группы 30 seconds to mars, у которого много последователей, но я не Джаред Лето, человек, просто нуждающийся в настоящей жизни, я проиграл ее славе. Я пытался ее воссоздать там, где ее в принципе не может быть. Эшелон – семья, мы первые зашли так далеко и нами восхищаются, но они тоже уже не они. Тщетные просьбы не льстить. Тщетные слова. На автомате вся жизнь, стандартные интервью – стандартным вопросам стандартные ответы. Из раза в раз. Как механизм. Automatic. I imagine. I believe… Я потерял смысл веры…

Вера — признание чего-нибудь истинным без опоры на факты или логику, лишь на основании внутренней (субъективной) уверенности, которая не нуждается в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их.

Мне пришлось слышать от одного американца такое определение веры: это то, что дает возможность поверить в то, что мы считаем невероятным. (с) Брем Стокер «Дракула»

Значит веры все же нет. Потому как жизнь монотонна и безгранично обыкновенна. Постепенно тает вера в него. Он идет со мной только по другой стороне шоссе. Я вижу его и даже слышу, но мы не рядом. Я больше не рядом. И со мной никого нет. Группа. А разве женишься на ней, и она родит тебе ребенка. Фанаты тоже что-то из разряда группы. Никогда не увидят в кумире человека. Это невозможно. Одно дело – ты дружишь с человеком, общаешься, другое – делаешь его другом намеренно, не зная его, просто любишь. Он кумир. Не. Друг. Шеннон. Томо. Тоже перестали понимать. Я чувствую себя чужым. Этот мир не мой…»
Снова не закончив мысль, он вдруг вскочил, подсознательно почувствовав острую необходимость увидеть брата. Окликнул его пару раз, но в ответ только тишина. Он зашел в его комнату и только хотел выйти, но его привлек объект, лежащий на кровати. Книга. Подойдя, он взял ее в руки – Джером Д. Сэлинджер «Над пропастью во ржи».
Ему внезапно вспомнилась сцена

«- Знаешь такую песенку - "Если ты ловил кого-то вечером во ржи..."
- Не так! Надо "Если кто-то звал кого-то вечером во ржи". Это стихи Бернса!
- Знаю, что это стихи Бернса.
Она была права. Там действительно "Если кто-то звал кого-то вечером во ржи". Честно говоря, я забыл.
- Мне казалось, что там "ловил кого-то вечером во ржи", - говорю. -
Понимаешь, я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом - ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело - ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему».

«Стеречь ребят над пропастью во ржи» - ему живо как никогда представилась эта ситуация. Она была настолько близка, что он подумал, не сходит ли он с ума. Он вернулся к своему столу и, собрав аккуратно все листки в стопку, пошел на кухню перекусить.
В это время хлопнула дверь и он, дождавшись лишь пока брат зайдет на кухню, быстро сказал, не давая Шеннону даже перевести дух после прихода.
- Я хочу поехать в Центральный парк. К тому пруду, у Южного выхода, посмотреть, замерзает он или нет, а если замерзает, куда деваются утки?
Шеннон, странно посмотрев на него, вдруг улыбнулся:
- Был в моей комнате?
- Да
- И-и-и-и? Это шутка? – он уже думал, что розыгрыш раскрыт.
- Не совсем – предельно тихо, и растягивая слова
Лицо Шеннона стало серьезным, даже испуганным.
- Тогда…зачем тебе в парк? Джаред, что с тобой происходит?
Джаред опустил глаза. А Шеннон продолжал, наконец, выдалась возможность узнать:
- Все те месяцы, что мы здесь живем, я вижу, как ты сидишь, уткнувшись в лэптоп, и пишешь, что-то. А точнее дневник. Я видел пару раз мельком. Но не одной его страницы нет. Что ты скрываешь?
- Ничего… просто, я удаляю их на следующий день, – он говорил так спокойно, будто это самое обычное, правильное действие. – Прошлое не так важно. Оно приходит и проходит, и мы забываем детали даже спустя секунды. А записи, даже самые точные через некоторое время не будут представлять никакой ценности. Вспомнить все в точности невозможно. Если помнить все, можно сойти с ума.
- Джаред, с тобой все в порядке… ты мрачнеешь с каждым днем. Отсутствие нашего прежнего бешеного ритма жизни сказывается на тебе не лучшим образом. И зачем тебе в парк, прошу, объясни мне, почему книга вдруг так подействовала на тебя?
- Я хочу знать, куда деваются утки зимой?
- Но, сейчас конец весны, Джаред. Джа-а-аре-е-ед. Что случилось? Если плохо, расскажи мне, я же всегда мог тебе помочь.
Но он уже не слушал Шеннона, снова уставившись в одну точку. Тут он встал и ушел в свою комнату, где снова принялся что-то печатать. Шеннон же вернулся к себе и внес запись в свой дневник:
«Что-то происходит/произошло с братом… он потерян и стал выглядеть хуже. Словно занят каким-то трудоемким делом 24 часа в сутки и от выполнения зависит его жизнь, потому что он совсем не отдыхает, судя по его виду. Он не хочет говорить со мной. Последний раз мы разговаривали по душам в туре. А сейчас… он замкнулся в себе. Надо увезти его из Нью-Йорка. Я ошибся. Я должен его увезти. Пока не поздно»
Тут он понял, что уже некоторое время не слышит стука клавиш и, выглянув, увидел, что комната пуста. Лэптоп по-прежнему был включен и, последней записью было:
«Ушел в город. Нужно проверить догадки. И если они подтвердятся, то…
Буду делать записи каждый час в течение всех последующих суток».

Глава 3

Далеко, далеко, на земле, которую не может изменить время…
Давным-давно в обители Сердец и Призраков…
(с) 30 Seconds To Mars – Vox Populi

Шеннон уж около 15 минут, с безнадежно-угрюмым видом расшифровывал для себя сегодняшнюю запись Джаред в его так - называемом дневнике одного дня. Еще через некоторое время он вытащил пачку сигарет и довольно таки нервно закурил, так как единственный вывод, который пока объяснял ему все, это сумасшествием его брата. Тут зазвонил его телефон и он, вздрогнув, схватил его, пару раз, чуть не уронив. «Нервы, нервы» - подумалось ему. Звонил Томо. «Да, я слушаю. Да все просто отлично, вот только.… Да, а откуда ты знаешь? Ах, вот что? Ну-у вот я бы не считал это нормальным. Мы говорили, и-и-и… давай я приеду, и мы поговорим. Его все равно не будет еще сутки. Ну, вот так. Он не сказал. Ладно, давай, я выезжаю»
Через некоторое время Шеннон был уже у Томо.
- Привет
- Приве-е-е-ет – радостно завопил хорват и начал тискать барабанщика в объятиях.
- Ладно, ладно, я понял, что ты скучал, – пытаясь вырваться как можно нежнее, чтобы не обидеть друга.
- Ну как ты?
- Я-то хорошо, но вот Джей?
- Э-э-эм, может, пройдем в дом, у соседних домов довольно-таки острый слух.
Шеннон, улыбнувшись, прошел в дом, где всегда пахло одинаково приятно, именно домом, уютом и спокойствием. Еще по дороге он сомневался, стоит ли впутывать сюда Томо, если что-то случиться ему будет очень трудно, он всегда переживает за что-то вдвойне больше, чем Джаред и тем более я… но сейчас я понял, что это просто необходимо и обстановка так благополучно располагала к разговору.
- Что-нибудь будешь? – спросил Томо, быстрым шагом направляясь на кухню.
- Чай. И может быть перекусить. Я не завтракал. Спасибо, Томо.
- За что? За все это время мы стали как братья, поэтому не благодари, – выглядывая с кухни, проговорил он.
Шеннон только улыбнулся, переводя взгляд на комнату, и хоть она была ему хорошо знакома, он вновь начал пристально рассматривать предметы, погруженный в свои мысли.
Внезапно он вздрогнул и посмотрел на Томо, казалось, прошло всего пара секунд, но Томо уже разложил приборы и чай на журнальном столике в гостиной. Он сел рядом с другом и утешающее положил ему руку на плечо, говоря тем самым, что ему полностью можно довериться. Шеннон отхлебнул немного из чашки и проговорил:
- А он больше совсем не пьет чай, и горячий шоколад не пьет, только воду или кофе. Он изменился с момента как мы переехали, точнее сначала он будто стал расцветать, так как я видел, что тур изнурил его, хоть он никогда и не показывал вида и тем более никогда бы ни сказал, что устал. И теперь он не говорит, в смысле теперь он вообще ничего мне не говорит, или несет какой-то бред, понятный, судя по всему только ему. Он ведет дневник и на следующий день стирает вчерашнюю запись.
Томо вопросительно поднял бровь:
- Знаешь, я тоже заметил перемену по нашему утрешнему разговору. Он все время старался закончить его побыстрее будто ему было противно со мной говорить. Шенн, а он ничем в последнее время не увлекался, может какая-нибудь новая религия, ну поиски себя там, например, или затворничество, в смысле замкнуться в себе и не пускать никого в свою душу.
Шеннон, обреченно пожал плечами, он ничего не знал.
- Я не знаю о нем больше ничего. Но знаю отлично только одно – он летит в пропасть, причем с неимоверной скоростью, если так и будет продолжаться, конец совершенно ясен. Я мало что могу предположить, исключая твои выводы, но может это город на него так влияет. Я не знаю. Просто раньше же все было хорошо. Сейчас вот он ушел на прогулку проверить какую-то свою догадку о чем-то. И собирается каждый час в течение суток вести записи. А потом он видимо что-то решит.
- А может это розыгрыш, наш малыш Джаред просто решил нас напугать, он же отличный актер и не упустит никогда возможности это доказать, - Томо с надеждой в глазах посмотрел на друга.
- Глупая шутка. За такие шутки людей запирают в белых комнатах с мягкими стенами. И травят препаратами, пока они не станут овощами, а потом просто спихивают все на тяжелый, еще не известный науке случай. Сегодня утром он сказал, что хочет пойти в Центральный парк и посмотреть, куда деваются утки, когда озеро зимой замерзает.
- Сэлинджер? Хм. И это снова доказывает, что все это розыгрыш, будь все на самом деле, он не стал бы упоминать известный всем эпизод, причем из его любимой книги.
- Думаешь? – Сейчас Шеннон готов был поверить любому, кто скажет, что с его братом все нормально. А тем более близкому другу.
- Уверен. Вот увидишь, вернешься ты домой, он будет там и еще накричит на тебя, где ты пропадал. Хех, - Томо улыбнулся и ласково потрепал Шеннона по руке.
- Ой, ну вот откуда ты все знаешь, что он накричит, а?
- Знаю.
- Знающий ты наш, а. – Шеннон уже успокоился и с удовольствием грыз печеньки, испеченные хорватом.
- А вот трудно догадаться, прям. Он и в туре орал на тебя, когда ты либо опаздывал на интервью, но это немного другое. А вот когда ты поздно возвращался в номер, после очередного концерта, в каком-нибудь незнакомом городе, вот тогда я даже через стену слышал, как он метает молнии, хорошо хоть меня током не стукнуло, а-то было бы на вашей совести.
- Ой-ой-ой, какими мы вдруг нежными сделались, хотя мне все понятно, Викки сделала из тебя человека. Ты стал довольно милым. Ну, по крайней мере, ты бреешься. – Он дотронулся до щеки хорвата, – но все так, же не стрижешься – и, шутя, дернул его за локоны.
- Хе-е-ей перестань – Томо сделал обиженный вид, но Шеннон тут, же его обнял и поблагодарил.
И именно сейчас он был рад тому дружескому объятию и тому, что все же послушал Джареда и ничего ему тогда не сказал о них. Неизвестно как бы сейчас он относился к ним. А ему необходимо было, чтобы его поняли и утешили, ведь он терял самого дорогого человека на земле, но теперь почти был уверен, что это шутка. Он поверил Томо, хотя сам не понимал почему.

@темы: фанфикшн, сонгфик, слэш, Шеннон Лето, Томо Милишевич, Джаред Лето, 30 Seconds To Mars

URL
Комментарии
2010-05-22 в 22:57 

Stateira [DELETED user]
первый полноценный фик :dance3:
Пока прочитала только три главы,в них есть что-то...необычное) Хочется поскорее узнать, что же будет дальше))

Викки сделала из тебя человека. Ты стал довольно милым. Ну, по крайней мере, ты бреешься. шикаааарно :vict:

2010-05-23 в 22:06 

Kate Ruoff
think positive...think thirty!!!
Викки сделала из тебя человека. Ты стал довольно милым. Ну, по крайней мере, ты бреешься. шикаааарно :vict:

ахаха, надеюсь так и будет)))))

URL
   

The Book

главная